Из партизанского отряда - в газетчики

Известный российский писатель Юрий Когинов начинал свой творческий путь в «Орловской правде».

Из партизанского отряда - в газетчики

Он родился 30 сентября 1924 года в Бежице. Учился здесь в средней школе, перед началом Великой Отечественной войны окончил девять классов. Эвакуировался в Елец, где окончил среднюю школу. В составе диверсионной группы летом 1942 года был заброшен на оккупированную территорию. Сражался в партизанском отряде, после изгнания врага работал в редакции «Орловской правды», потом участвовал в освобождении Варшавы, штурме Берлина.

Когда окончилась война, вернулся в Бежицу, начал работать в редакции газеты «Брянский рабочий», но вскоре уехал в Карелию. Поступил в Петрозаводский университет (диплом получил в 1952 г.), работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды», затем в газете «Советская Россия» (в Карелии, Казахстане, Красноярском крае), с 1966-го - ​в отделе критики и библиографии редакции газеты «Правда».

Наряду с газетными очерками, журнальными рецензиями Юрий Иванович работал в жанре документально-художественного повествования - ​первая маленькая книжка вышла в свет в Петрозаводске ещё в 1956 году. Член Союза писателей с 1976 года, его перу принадлежат книги «Имя города известно» (о Дятькове), «Алмазная грань» (о дятьковских стеклодувах), «Берестяная грамота» и «Мина на большаке» (о партизанском движении на Брянщине), «К кому прилетают аисты» (путешествие по Брянской области), «Вещая душа» (о Ф.И. Тютчеве), «Недаром вышел рано» (о И.И. Фокине), «Отшельник Красного Рога» (о А.К. Толстом), «Второе пришествие» (о А.М. Горьком), «Татьянин день» (о И.И. Шувалове), «Бог рати он» (о П.И. Багратионе) и другие. В 1999 году был удостоен Всероссийской премии им. Ф.И. Тютчева. Умер в Москве 8 мая 2000 года.

Такова «энциклопедическая справка» о писателе, основное содержание которой с теми или иными вариациями встречается в большинстве общедоступных информационных источников. Однако документы архивов позволили уточнить ряд моментов в биографии.

Закономерный вопрос: что мы знаем о партизанской юности будущего писателя? В своих газетных интервью он говорил об этом весьма немногословно. Некоторые детали проясняют архивные документы. Например, в «Списке лиц, находившихся в тылу врага по заданию 4-го отдела УНКГБ Орловской области» в графах «Последнее место работы» указано «Ученик средней школы г. Елец» и «С какого времени в отряде» - ​«с 1/VII‑42 г. по 1/Х‑43 г.» Начало июля 1942 года было драматическим временем для прифронтового Ельца, где тогда размещались Орловский обком ВКП(б) и крупные военные ведомства. Работавший в редакции «Орловской правды» В.К. Соколов вспоминал много лет спустя: «Июль 1942 года. Фашистские орды, прорвав фронт, ползут на Елец. Жители покинули город».

Родные Юрия Когинова эвакуировались к тому времени на Урал. В неполные 18 лет вчерашний школьник из опустевшего города уходил за линию фронта… В Государственном архиве Орловской области сохранилась характеристика, составленная уже по окончании боевых действий. Необходимо отметить, что сведения в ней крайне скупы: по всей видимости, при составлении этой характеристики командование отряда не преследовало никаких особых целей - ​главным было в общих чертах охарактеризовать молодого бойца для дальнейшего его устройства в мирной жизни. «Боевая характеристика на автоматчика Брянского районного п/о Когинова Юрия Ивановича. В п/о с 24 августа 1942 г. За время пребывания в п/о неоднократно участвовал во многих боях и боевых операциях, проводимых отрядом по разгрому немецко-фашистских оккупантов, показывая хорошие боевые качества. Смелый, дисциплинированный товарищ. Морально устойчивый, политически грамотный».

Куда более конкретной и насыщенной фактами является характеристика, сохранившаяся в Центре документации новейшей истории Брянской области:

«Боевая характеристика на бойца Когинова Юрия Ивановича. т. Когинов находится в партизанском отряде с 15.8.42 года. За время нахождения в партизанском отряде т. Когинов участвовал в боях и операциях, проводимых отрядом. 12 февраля 1943 года т. Когинов участвовал с группой товарищей в минировании большака Брянск - Почеп в качестве минёра. На минах подорвалась автомашина, убито три гитлеровца. 5 марта 1943 года т. Когинов с группой товарищей под командованием т. Пченкина участвовал в минировании железнодорожного полотна на перегоне Пильшино - Хмелёво в качестве минёра. В результате крушения поезда выведен из строя паровоз и уничтожено пять вагонов с живой силой.

8 марта 1943 года т. Когинов участвовал во взрыве Выгоничского железнодорожного моста на реке Десне. Преодолевая проволочное заграждение и предмостную обледеневшую высоту, т. Когинов ползком доставил взрывчатые вещества на мост. При выполнении этой операции проявил мужество и отвагу.

Ходатайствовать о награждении т. Когинова орденом Красной Звезды».

На тексте характеристики размашистая и не очень разборчивая надпись карандашом, которую можно расшифровать как резолюцию, требующую «снизить» статус предлагаемой награды с ордена до медали. Так и случилось - ​ордена Юрий Когинов не получил: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 декабря 1943 года № 123/н был награждён медалью «Партизану Великой Отечественной войны» II степени.

Ещё один эпизод в судьбе будущего писателя. Везде в его биографических справках говорится о том, что сразу после партизанского отряда он работал в редакции «Орловской правды». Однако в 2013 году появилась зарисовка журналиста Юрия Оноприенко, где отмечалось, что Юрий Когинов в конце 1943 года работал вторым секретарём Железнодорожного райкома ВЛКСМ города Орла. Обращение к архивным источникам помогло и здесь найти точные факты. В фондах бывшего обкома ВЛКСМ сохранились документы, которые свидетельствуют о том, что Юрий Когинов действительно работал в райкоме комсомола, но не вторым секретарём (такой должности в штатном расписании тогда вообще не было), а инструктором. Например, его фамилия имеется в списках сотрудников за декабрь 1943 и январь 1944 года. Заметим, что штат райкома был невелик - ​всего шесть человек, размещался он в одноэтажном доме по ул. Пушкина, 100 (здание сохранилось до наших дней).

Документы текущего архива редакции газеты «Орловская правда» свидетельствуют о том, что Когинова приняли на журналистскую работу в феврале 1944 года. В январе редактором газеты был назначен недавний первый секретарь Орловского обкома ВЛКСМ Иван Батов, ещё в довоенные годы работавший в редакции «Брянского рабочего». Вполне возможно, что, набирая новых сотрудников, Батов обратил внимание на комсомольца-партизана Когинова как на перспективного журналиста. Недоумение вызывает только тот факт, что вчерашнего подрывника направили в сельскохозяйственный отдел редакции. У выпускника школы и человека абсолютно городского явно не хватало знаний, чтобы глубоко понять суть непростых сельских проблем. К тому же определённой опасностью для новичка был и неуёмный темперамент его руководителя. Ветеран редакции А.А. Лапонов вспоминал о Батове: «Резкий, но с хваткой, деловой, настоящий напористый журналист - ​с газетным чутьём и вкусом».

Юрий Когинов изо всех сил старался быть успешным газетчиком. В редакции зародилась его дружба с другим недавним партизаном - ​будущим известным писателем Василием Росляковым. Вместе они ходили в свободный час по улицам разрушенного Орла, мечтали о будущем, говорили о том, как станут авторами книг… Как вспоминал приятель Юрия тех лет, его однокашник по Железнодорожному райкому комсомола Александр Курдюмов (с ним автору этих строк удалось детально поговорить по телефону в мае 2006 года), у Когинова в 1944 году было отличное настроение - ​его не покидала мечта снова пойти на фронт. Бесконечные журналистские командировки, напряжённая работа над статьями, сбор информации… Даже в стихах своей подруге Юрий рассказывал о поездках по разбитой войной Орловщине, с трудом поднимающейся из руин. Однако всё чаще и чаще он попадал в чёрный список редактора.

Например, в приказе от 11 ноября 1944 года об объявлении ему выговора подчёркивалось: «Тов. КОГИНОВ взял в Спиртотресте информацию о премировании совхоза «Освобождение», не проверил её, перепутал название Наркомата, написал: «Наркомзёма» вместо «Наркомпищепрома».

Через несколько месяцев на творческой биографии Когинова был поставлен жирный крест. Цитируем приказ №5 от 3 марта 1945 года:

«Литсотрудник редакции тов. КОГИНОВ Ю.И. неоднократно допускал грубые политические ошибки в газете, за что получил суровое предупреждение партийной организации, администрации и всего коллектива.

Тов. КОГИНОВ не только не извлёк уроков из допущенных ошибок и своевременных предупреждений, но безответственно относился к редакционным заданиям, стал плохо работать, снизил качество сдаваемых в газету материалов и в отношении выполнения общественных поручений проявил выпады, недостойные работника большевистской печати.

КОГИНОВА Ю.И. с 3 марта уволить из редакции за поведение, недостойное работника партийной газеты».

Единственным выходом для себя из этой драматической ситуации Юрий Когинов видел отправку на фронт. Однако попасть в действующую армию удалось не сразу. На орловском призывном пункте ещё долго не хотели включать Когинова в маршевую команду. Как вспоминал А.Г. Курдюмов (в 1945 году он работал в областном комитете Осоавиахима), руководство военкомата, прознав про хороший почерк, литературные и оформительские способности призывника, ещё полтора месяца задерживало его - ​пока не оформил все полагающиеся стенды наглядной агитации. И только тогда Когинов отправился на фронт, навсегда попрощавшись с Орлом, где ему довелось прожить такие непростые полтора года.

Впрочем, даже став маститым писателем, он с теплом вспоминал о городе своей молодости, о первой журналистской работе в «Орловской правде». Да и редактор Иван Батов, давно сменивший гнев на милость, в воспоминаниях 1970-х и последующих годов всегда с гордостью говорил и писал о том, что именно он в своё время сумел разглядеть во вчерашнем партизане будущего журналиста центральной прессы и автора известных книг.

Автор: Алексей Кондратенко
9 Августа 2017 13:03

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений