Первооткрыватель новых имён

Говорят, по тому, как человек смеётся, можно определить его характер.

Первооткрыватель новых имён

У Владимира Власова был очень запоминающийся смех: громкий, по-детски открытый, искренний и чистый. В ответ на удачную шутку он хохотал до слёз.

Я и познакомился с ним, если можно так сказать, через смех.

В конце 1960-х годов я работал в Орловском обкоме КПСС ответственным секретарём журнала «Блокнот агитатора». Публиковались в нём небольшие, в основном позитивные статьи и корреспонденции о производственных делах орловцев, партийная хроника.

В этой должности я пребывал уже более двух лет и хорошо знал обязанности свои и многих сотрудников аппарата. В целом они сводились к следующим требованиям: быть примерным коммунистом, строго соблюдать моральный кодекс строителя коммунизма, регулярно ездить в командировки (не менее двух-трёх раз в месяц), знать настроение людей, писать отчёты и различные справки для начальства.

Это, так сказать, общие требования. Но были и негласные предписания: на работу ходить в строгом костюме и обязательно при галстуке, меньше бродить по коридорам, не заходить в другие кабинеты и ни в коем случае не шуметь.

В тот памятный для меня день коридор был пуст. И вдруг его почти космическую тишину нарушил громкий заливистый смех. Он доносился из кабинета, на котором была укреплена дощечка с надписью «Партийный архив». Застыв на месте, я раздумывал: кто же это такой храбрец-чудак, что так нагло нарушает обкомовское безмолвие?

Любопытство взяло верх, я вошёл в кабинет и увидел такую картину: за столами, расположенными по бокам небольшой комнаты, сидели две женщины, а в центре стоял молодой парень, худощавый, среднего роста, с начинающейся лысинкой на голове. Дамы тихо улыбались, а он так громко, по-детски заливисто смеялся. Это был Володя Власов, новый сотрудник областного партийного архива.

Так мы познакомились, стали общаться. К тому времени его краеведческие материалы регулярно появлялись в «Орловской правде», «Орловском комсомольце», звучали по областному радио.

Предложил ему сотрудничать с нашим журналом, и вскоре Власов принёс большую статью о декабристах, мы её опубликовали в нескольких номерах.

Власов стал постоянным автором «Блокнота». Выбор тем, совместная работа над материалами крепко сближают людей.

Мы стали друзьями. Вопреки запретам встречались в кабинетах то у меня, то у него, в обеденный перерыв уходили на Дворянское гнездо. Всего несколько минут неспешным шагом от Дома Советов - и мы из жаркого грохочущего центра города (по Ленинской ещё ходили трамваи) попадали в прохладный зелёный рай.

Вот уцелевшая старинная аллея могучих лип, окаймляющая калитинский домик. Радуют возмужавшие берёзы и тополя, посаженные орловцами на субботниках сразу после войны. Спокойно несёт свои неглубокие воды Орлик, подмывая левый скалистый берег.

Места эти овеяны многочисленными легендами и былями, они тесно связаны с великими именами: Тургеневым, Лесковым, Буниным.

С Власовым приятно было бродить по тихим аллеям Дворянки. Он много знал, мог часами рассказывать истории, связанные с этими местами, поражая отличной памятью. Нередко ставил меня в тупик. Спрашивал, например, как начинается знаменитый тургеневский роман «Дворянское гнездо». Я честно признавался: не помню.

- Эх ты, журналист, не стыдно? - ​укорял он.

И, как заправский экскурсовод, чеканил:

- Роман, напечатанный в «Современнике» в 1859 году, начинается так: «Перед раскрытым окном красивого дома в одной из крайних улиц губернского города О. (дело происходило в 1842 году) сидели две женщины…»

Он рассказывал о прототипах романа, о том, как ценили это произведение Тургенева его земляки Лесков и Бунин.

Памятны многие беседы с ним. Не только я, но и другие его товарищи ценили ту волну душевного тепла, обаяния, которую излучал Володя. Он был цельным человеком с очень развитым чувством юмора.

Поражает количество опубликованного им - ​тысячи и тысячи страниц. А ещё его работоспособность, умение среди пожелтевших, подчас забытых архивных документов найти какую-то изюминку, протянуть ниточку от одного конкретного лица к другому, в конечном счёте открыть что-то новое в истории орловского края.

Так было с Василием Жуковским, имя которого в годы советской власти почти не упоминалось. Ну, какой-то литератор давних времён, романтик и царский угодник (поэт был воспитателем детей императора Николая I). Власов провёл огромную исследовательскую работу в архивах Орла, Москвы, Ленинграда, перелопатил тысячи документов о неизвестных доселе фактах пребывания В.А. Жуковского на Орловщине. Эти материалы частями публиковались в газетах «Орловская правда», «Орловский комсомолец», журнале «Блокнот агитатора».

Собрав их вместе, используя наработки на эту тему краеведа И. Назаренко, он в 1979 году издал в Приокском книжном издательстве свою первую книгу «Минувших дней очарованье».

Получив авторские экземпляры, он радовался, как счастливый отец, держащий на руках только что родившегося малыша. Володя вручил и мне книжечку с тёплой надписью. Она и поныне - ​на почётном месте моей книжной полки.

Особое место в творчестве Власова занимает «Орловская правда». Не как объект исследования (хотя он много писал об известных сотрудниках газеты революционной поры и первых лет советской власти), а как место, где его всегда тепло привечали, давали возможность широко публиковаться. Напомню, что первый его материал в главной газете области под заголовком «Забытый писатель», посвящённый орловскому поэту, драматургу и издателю Александру Клушину, появился 28 августа 1965 года. А чуть раньше, в том же году, редактором «Орловской правды» был назначен Сергей Владимирович Коробков.

Володя потом вспоминал, с какими тревогой и волнением шёл он тогда в редакцию, сомневался: как примут материал, напечатают ли? Всё же герой статьи не очень-то вписывался в тематику партийного издания: литератор пушкинско-крыловской поры.

Завотделом культуры А.Н. Яновский, человек осторожный, почти всегда согласовывавший свои материалы «с кем надо» наверху, прочитав опус Власова, посоветовал зайти к редактору: мол, пусть он решает.

Сергею Владимировичу статья понравилась, и он решительно написал своё резюме: «Секретариату. Не затягивать с публикацией».

Власов до конца жизни был очень благодарен Коробкову за тёплый приём и приглашение сотрудничать с «Орловской правдой».

Знаменитая власовская картотека содержала более 60 тысяч исторических имён, дат и событий. Пожалуй, только известный писатель Валентин Пикуль имел картотеку больше.

И он старался. Листая подшивку газеты, то и дело находишь фамилию Власова. Обширные статьи, отличающиеся конкретикой, научной аргументированностью, написанные прекрасным русским языком, несомненно, находили отклик у многочисленных читателей.

Тематика публикаций обширна. Тут и его любимые герои - Ермолов, Карамзин, Жуковский, Тургенев, Фет, Андреев, Бунин, - и очень много новых имён, кого краевед Власов открыл, дал им новую жизнь на Орловщине. Это член Орловской учёной архивной комиссии библиофил А. Лебедев, поэт-сатирик П. Потёмкин, жена Л. Андреева Александра Михайловна Велигорская, соратник императрицы Екатерины II Е. Дашкова, великая княгиня Елизавета Фёдоровна Романова и многие другие.

Однажды Власов обнаружил в архиве музея Тургенева несколько старых, уже трудно читаемых писем некоего Авдеева из Мценска Тургеневу. Заинтересовался, стал наводить справки, потянулись ниточка за ниточкой, за фактами - ​интересная, полная тревожных событий жизнь ещё одного неизвестного орловского литератора. Так появилась в «Орловской правде» статья Власова «Точно вы мне в душу забрались».

А вот ещё одна его корреспонденция в этой же газете - ​«Пылает воздух, небо рдеет» - ​о неизвестных фактах связи лучшего русского агронома XVIII века и писателя А.Т. Болотова с Орлом и сосковской деревней Гнилое Болото (Политово). Новое в копилку истории орловского края, новый штрих трудных поисков краеведа.

В конце 1990-х годов я был назначен главным редактором областной газеты «Просторы России» и сразу же «потянул» за собой своего друга. Известно, какое было то время: время олигархов, бандитов и полного безденежья у большинства народа.

Владимир Алексеевич стал уже пенсионером, и, конечно, его семье было нелегко. «Еле концы с концами сводим», - ​жаловался он.

Чем помочь? Хотя небольшой наш штат был полностью укомплектован, я нашёл возможность взять его на полставки.

Власов с утроенной энергией включился в творческую работу.

Недавно не поленился, перелистал подшивку газеты за 1999 год. Удивился необыкновенной работоспособности моего друга. За этот период за его подписью опубликовано более сорока крупных статей, ещё десятки различных информационных материалов. А ведь были также книги, научные и краеведческие публикации в журнале «Истории русской провинции», который появился на свет благодаря стараниям известного орловского писателя, краеведа Алексея Кондратенко.

Как-то я спросил Власова:

- Володь, как же тебе удаётся так работать, столько «выдавать на гора»?

Он засмеялся и предложил поехать к нему домой. Володя водил меня по комнатам, показывал богатства, которыми безмерно гордился: книги, книги - ​в шкафах, на тумбочках, самодельных полках.

- А вот это неприкосновенный для домочадцев шкаф. Тут мои особые сокровища, они-то и помогают мне в работе, - ​с гордостью признался он.

Это была знаменитая власовская картотека, в которой более 60 тысяч исторических имён, дат и событий. Пожалуй, только известный писатель Валентин Пикуль имел картотеку больше.

От трудов праведных Власов отдыхал своеобразно: он был настоящим футбольным фанатом. Как только узнавал, что играет его любимый клуб «Орёл», бросал всё и в любую погоду сидел на трибуне стадиона имени Ленина.

Глядя на этого человека, физически крепкого, самодостаточного, уже известного краеведа и журналиста, нельзя было даже предположить, что впереди его ждёт беда.

Всё случилось на даче. Он любил свою скромную «фазенду», выходные дни непременно проводил среди зелёных кустов смородины и малины, ухоженных грядок, разросшихся яблонь и груш.

В этот раз он опиливал сухие ветки деревьев, готовился развести костёр. Наклонился, и резкая боль пронзила левую сторону груди. Посидел на лавочке, вроде отпустило.

Жена не стала испытывать судьбу, уговорила вернуться домой. Вызвали скорую. Врачи констатировали инфаркт.

В больнице имени Семашко мы часто навещали его, радовались его выздоровлению. А он сам как бы не верил, что у него серьёзная болезнь.

- Что они меня тут держат, в этой жаркой палате? Вон за окном какое прекрасное лето. Может, врачи что напутали? - ​вопрошал он.

Дней через десять Владимир Алексеевич был уже в редакции, шутил с сотрудниками и в коридорах далеко разносился его смех.

Всё вернулось на круги своя. Власов будто забыл о хворях, был опять энергичен, активно впрягся в журналистскую и краеведческую работу.

Года через три инфаркт повторился. Но он опять выкарабкался и также интенсивно работал: отметил 40-летие творческой деятельности, очень тесно стал сотрудничать с книжным издательством Александра Воробьёва. Вышла его книга о поэте, герое Отечественной войны 1812 года Денисе Давыдове, а другая книга Власова - «Дворянская усадьба Бунино» - получила хорошую рецензию в «Литературной газете».

В ноябре 2007 года стояли солнечные погожие дни, такие редкие в последний месяц осени. Владимир Алексеевич с только что выпущенной книгой в руках шёл навестить любимую сестру, порадоваться вместе с ней, посоветоваться о чём-то. Он бодрым шагом поднялся на третий этаж и вдруг почувствовал, как трудно стало дышать, а сердце забухало колоколом.

Он упал на лестничной площадке, не дотянувшись до дверного звонка…

Наверное, ангелы сразу же поспешили унести его душу на небо, может быть, прямо туда, где находится рай.

Владимир Алексеевич Власов был глубоко верующим человеком…

Автор: Александр Макушев
14 Февраля 2017 10:48

Комментарии

Мне нравится0
Татьяна
Спасибо Александру за статью о Владимире Алексеевиче. Прекрасной души был человек. Вечная ему память и Царство небесное!
Имя Цитировать Мне нравится0


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений