Игорь Черкашин: «Без эмоции зрителя на сцене ничего не произойдёт»

Один из старейших театров России встречает свой 200-летний юбилей. К сожалению, саму дату отпраздновать дома не удалось - в театре продолжается реконструкция.

художественный руководитель тургеневского театра Игорь ЧеркашинО том, как в таких непростых условиях театр продолжает творить и радовать орловцев новыми работами, о планах и проектах, а также о том, на какую всё же дату переносится празднование двухвекового юбилея, рассказал художественный руководитель тургеневского театра Игорь Черкашин.

- Игорь Анатольевич, 8 октября 2015 года вы планировали открыть театральный сезон в свежеотремонтированном здании, но, так сложилось, что к сроку строители не успели. Когда же будет новоселье и юбилейные празднования?

- Сейчас мы определили дату - 22 декабря. Но это только в том случае, если мы заселимся в здание 1 ноября. Вы же понимаете, что театр - это не только артисты. Это и огромные цеха со сложнейшим оборудованием, которое необходимо настроить, наладить. Спектакли, которые находятся сейчас в работе, репетируются на разных площадках города, как правило, гораздо меньших, чем профессиональная сцена. Необходимо приспособиться к старому новому пространству, для чего требуется как минимум два месяца.

- Каким спектаклем будет открываться тургеневский театр?

- Это будет «Первая любовь» по одноимённой повести Ивана Тургенева. Мы планировали въехать в театр к началу сезона и открыться этим спектаклем, но временно пришлось заморозить работу над ним, которая сейчас возобновляется. Уже приехал художник, чтобы запускать работу цехов. Это очень интересный сценограф, лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» Степан Зограбян.

- Какие ещё премьеры ждут орловского зрителя в открывшемся сезоне?

- Следующая премьера состоится уже 24 октября. Это комедия, рассчитанная на массового зрителя и на то, чтобы люди пришли в театр и отдохнули, особо ни о чём не задумываясь. Я уже говорил, что планировал открыть сезон «Первой любовью», но когда понял, что мы вынуждены будем ещё покочевать, принял решение поставить пьесу лёгкого жанра. Понимаете, зрителя-то и в родном здании собрать на Шекспира или Чехова сложно, а уж привлечь его в Центр культуры, да ещё на окраине города - задача почти невыполнимая. А посмеяться, получить позитивный заряд - это может быть стимулом для похода на премьеру кочующего театра. Спектакль должен получиться уморительно смешной, это комедия положений. Тем не менее это очень сложный материал для артистов: играть надо в бешеном темпе, нет возможности сделать паузу. Это как фехтование или пинг-понг: реакция должна быть мгновенной! Чтобы выйти на тот результат, когда зрителю будет казаться, что на сцене всё происходит легко и изящно, нужно проделать сумасшедшую работу. Артистам вдвойне тяжело: мы репетируем сейчас в школе искусств им. Кабалевского в очень сложных условиях, на маленькой сцене. Приходится кроме роли держать в голове ещё и расположение не умещающихся здесь декораций, к примеру, воображаемую лестницу, по которой нужно будет спускаться на сцене родного театра.

Пьеса называется «Папа в паутине». Автор - английский комедиограф Рэй Куни. В двух словах сюжет таков: дети мужчины от разных жён знакомятся в соцсетях, хотят встретиться, а папа пытается не допустить этого. Музыку для спектакля я написал сам, а мой сын Аркадий помог аранжировать и записать. Начало спектакля будет интригующим: артисты споют акапелла, изображая голосами разные инструменты. Премьера состоится 24 октября в городском Центре культуры.

А уже в 2016 году будет поставлена пьеса Тараса Дрозда по одноименному рассказу Лескова «Русское тайнобрачие», которая ещё нигде не ставилась. Я дал почитать нашим лескововедам - они в восторге.

- Эти спектакли вы ставите сами. А будут ли в новом сезоне постановки приглашённых режиссёров? И какими соображениями вы руководствуетесь, когда приглашаете их?

- Я как художественный руководитель формирую эстетику театра, его лицо. Я за всё в ответе. Поэтому ищу режиссёра, который близок мне по духу. Я ему доверяю, а он формирует свою команду: художник, композитор… Иркутский режиссёр Ксения Торская, которая поставила премьерный спектакль «Дело было вечером», в предстоящем сезоне будет ставить у нас бунинские «Тёмные аллеи». Уже есть договорённость.

Очень хочется, чтобы наши артисты прошли через режиссёра несколько иной школы, который будет от них требовать других способов внутреннего существования, внешнего рисунка. Для этого я приглашаю режиссёра Российского государственного академического театра драмы им. А. С. Пушкина Искандера Сакаева - режиссёра мейерхольдовской школы. Он будет ставить у нас «Даму с камелиями» Дюма-сына. Сакаев хочет посвятить этот спектакль Мейерхольду, который в своё время тоже ставил «Даму с камелиями». Это будет как бы отсыл к тому спектаклю, построенному Мастером через пластику, через движение.

В июне из Торонто приедет наша бывшая соотечественница Ольга Шведова, которая в Москве руководила театром «Окей», она будет ставить спектакль по постмодернистскому роману Фаулза «Коллекционер». Это будет неожиданная, острая режиссура, с малым числом занятых артистов - такой фестивальный спектакль для малой сцены. Коротко скажу так: я стараюсь приглашать людей, в которых верю.

- Игорь Анатольевич, что, по вашему мнению, самое главное в современном театре?

- Театр должен быть живым. А для этого не надо врать! Причём артист должен быть живым в любом материале: будь то «Курочка Ряба» или «Король Лир». На сцене должны быть живые люди, кровно заинтересованные в раскрытии отношений, заложенных в пьесе автором. И вот тогда зритель будет чувствовать, что это про него, а не про каких-то сэров-пэров непонятных. Пусть они изображают ту, далёкую, эпоху, но заставят зрителя сопереживать, соотнести себя с кем-то на сцене, включиться в процесс взаимообмена энергией.

Театр - место, где общаются! Между сценой и залом должно быть живое общение. Я режиссёр вахтанговской школы: вот Станиславский считал, что зритель должен забыть, что он в театре, а Вахтангов - что зритель ни на секунду не должен забывать, что он сидит в театре. Почему? А потому, что зритель же не идиот, он понимает, что сидит в театре и смотрит спектакль, но артисты так это классно играют, что он верит в то, что это действительно происходит. Зритель есть часть театра, часть постановки. Без его эмоции, энергетики ничего на сцене не произойдёт. Артист категорически заинтересован, чтобы зритель включился в процесс. Четвёртая стена отменяется напрочь!

И я стараюсь строить спектакль так, чтобы добиться максимального воздействия на зрителей. Сначала я работаю с артистами, а потом просто поворачиваюсь к ним спиной, лицом к зрительному залу и думаю, что мне надо сделать на сцене, чтобы вызвать у аудитории ту или иную эмоцию. В Щукинском театральном училище, которое я заканчивал, даже существует такой предмет «Режиссура как практическая психология».

- А что для вас является основополагающим при составлении репертуара театра?

- Орёл - город небольшой, театров мало. Это не Москва, где если ты хочешь, к примеру, пойти на злободневную, острую, пусть даже матершинную, историю, то пойдёшь в театр «Doc.» или в театр «Практика», а захочешь вкусить высокого искусства - на «Лебединое озеро». Наш орловский зритель не имеет такой возможности, но тоже хочет разнообразия. Поэтому, формируя репертуарную политику театра, я стремлюсь учесть все категории потенциального зрителя.

Но это не означает всеядность! У нас есть своя художественная позиция, своё видение театра. Я не могу позволить себе сделать только театр трагедии или только театр современной пьесы - в этом случае я бы и себя обкорнал, и зрителя бы ограничил. У нас академический театр им. И. С. Тургенева. Соответственно у нас обязательно должна быть представлена афиша с классическим репертуаром. Вопрос только в том, как ставить классику! Это как раз то, о чём я говорил ранее. На нашей сцене не должны ходить непонятные люди из какого-нибудь 19-го века. Они любят, страдают, и это должно быть сказано современным языком. Не в смысле того, что герои Горького должны в скафандрах ходить, а в смысле психологической подачи.

Моё глубочайшее убеждение, что без современной драматургии театр вообще не может жить. И только благодаря ей мы и классику начинаем играть современно. Нельзя также забывать про юного зрителя. Мы должны готовить, воспитывать себе зрителя с малого возраста. И в каждой этой нише должна быть и трагедия, и комедия, и драма, и музыкальный спектакль. Я хочу, чтобы и на сцене театра Каменского ставилась и классическая, и современная драматургия.

- У вас был опыт работы на экспериментальных площадках, одна из которых даже носила говорящее название «Театр не для всех». В тургеневском театре хотите организовать что-то подобное?

- Да, «Театр не для всех», кстати, стал удачной коммерческой историей. Это действительно был театр не для всех, и в названии я как бы предупреждал зрителя. И название интриговало! Мол, как не для всех? Не для меня, что ли? Хочу повторить подобный проект и в Орле. Думаю, это будет интересно и востребовано зрителем.

Также есть планы по проведению на базе тургеневского театра фестиваля-лаборатории с приглашением в Орёл известного театроведа Олега Лоевского. Он активно проводит подобные лаборатории в разных регионах России (я участвовал в них несколько раз в разных городах: от Кемерово до Пскова). В театр приезжают три-четыре молодых режиссёра, которые за три дня ставят спектакль. Театр напряжённо трудится, распахнуты все цеха, режиссёр интенсивно работает с актёрами. На четвёртый день спектакли показываются зрителям. После просмотра зритель голосует за спектакли: кидает свой билет в одну из трёх «урн» (пустых банок), каждая из которых подписана: «Забыть как страшный сон», «Продолжить работу», «Оставить как есть». Помню, как делал в Кемерово спектакль в этом формате. У меня только два билетика было в банке «Продолжить работу», а остальные - «Оставить как есть».

Смысл лаборатории в том, что такие репетиции - огромный стресс для режиссёра и актёра, когда совершенно некогда применять какие-то старые, наработанные штампы, с тебя как бы слетает вся штукатурка, и ты являешь миру нечто совершенно новое. Это позволяет зрителю знакомиться с талантливой режиссурой, неординарной современной драматургией, да ещё и увидеть любимых артистов в новых условиях. При этом после каждого спектакля проходит его обсуждение со зрителями. Это доверительный разговор, зритель чувствует, что в нём нуждаются как в собеседнике.

- А что с фестивалем «Русская классика»? Будет ли в тургеневском театре Тургеневский фестиваль?

- Вопрос сложный. Нам, конечно, очень хотелось бы его возродить. Даже направление уже выбрали «Русская классика - актуальная классика». Но для этого нужно необходимое финансирование. Любую классическую пьесу возьмите, сколько народу там занято? Человек 40 от каждого театра. Их надо поселить, накормить. При этом в фестивале должно участвовать около десятка театров. И чтобы провести фестиваль «Русская классика», необходимо как минимум 5 миллионов рублей.

Те же проблемы и с Тургеневской премией, которая составляет сейчас три тысячи рублей. При поддержке СТД я обращался к властям с просьбой и проектом сделать Тургеневскую премию губернаторской, как это сделано, к примеру, в Ростове с Чеховской премией (там она составляет 100 тысяч рублей).

- Третий сезон вы руководите тургеневским театром. Как сложились взаимоотношения с артистами? Устраивает ли вас труппа?

- Сейчас в труппе 44 артиста. И я не могу сказать, что она полностью укомплектована. Нужен интересный, характерный 35-40-летний артист, нужны герой и героиня. Тогда очень просто раскладывается распределение ролей любой классической пьесы. Как только мы попадём в родное здание, начнутся тренинги по сценическому движению, пластике, вокалу. Я уделяю этому большое внимание. Считаю, что современный артист должен быть артистом синтетическим, готовым к выполнению любой задачи, поставленной режиссёром.

- Игорь Анатольевич, у тургеневского театра во время ремонта стало меньше зрителей?

- Интересная штука: их не стало меньше, но они изменились качественно. После «Постскриптума», «Пикничка», «Выстрела» у театра появился другой зритель, которого не было до этого. Это более продвинутый, молодой зритель, более любопытный. И главное, что эти новые зрители не просто зашли разок из любопытства - они стали закрепляться. Частично исчез прежний зритель. В целом количество наших зрителей такое же и осталось. Меня это радует.

Автор: Марьяна Мищенко
15 Октября 2015 04:48

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений