Ирландская трагедия

Пьесы ирландца Мартина Макдонаха в последние годы стали популярны в России. «Королева красоты из Линейна», написанная в 1995 году и принесшая первый успех молодому безработному драматургу, уже неоднократно была поставлена в наших театрах.

Ирландская трагедия
В Орловском государственном академическом театре имени Тургенева «Королеву красоты» поставил Линас Мариус Зайкаускас. Орловские зрители уже знают его «Украденное счастье» — совместную работу с актерами театра «Свободное пространство».
…На сцене — опрятная, но какая-то неуютная кухня. Почти «наши» реалии: кухня, быт, две бабы в затрапезной одежде выясняют отношения.
Главная находка художника Маргариты Мисюковой — экран, который иногда (словно в насмешку над героиней) демонстрирует сцены из голливудских фильмов о красивой любви, а иногда превращается в вышитое полотенце с пословицами — то ирландской, то русской. О создании ирландского колорита в пьесе позаботились музыканты, играющие ирландскую народную музыку. Ирландские баллады и песни известных фолк-групп исполняет актриса ОГАТ Марианна Иванова.
Если верить русским и ирландским философам и юмористам, и русский, и ирландец умеют быстро и качественно довести любую проблему до абсурда.
Возьмем, к примеру, «бытовуху». Люди в гневе хватаются за ножи, молотки и табуретки — кто из-за политики, а кто из-за соседской кошки. Да причины-то на самом деле неважны. Какая-то мелочь вдруг взрывает глубинный пласт боли, застарелых обид, безнадежной тоски, тупого упрямства, ужаса перед будущим…
Для Морин Фолан сгоревший в печке клочок бумаги — вовсе не мелочь.
Это письмо человека, о котором она мечтала двадцать лет, за которого хотела выйти замуж. Ей уже сорок, времени на исполнение мечты осталось не так много.
Большую часть жизни Морин (Вероника Иванова) провела в маленьком городишке Линейн с матерью-симулянткой, которая сидит у дочери на шее и не дает ей завести свою семью. При дочери Мэг не встает с кресла и жалуется на больные ноги, зато вполне бодро семенит по кухне и жадно нюхает бензин, когда дочка ее не видит. Мать годами шантажирует дочь с помощью документов, в которых говорится, что Морин когда-то лежала в психбольнице с нервным срывом. Не осмеливаясь бросить «больную» мать, Морин мстит ей в мелочах: например, покупает ей невкусное печенье или нарочно варит кашу с комками. Такая месть взрослому человеку не к лицу. Морин никто и не давал возможности повзрослеть. Благодаря матери она так и осталась неуравновешенным подростком, бунтующим, язвительным и жестоким. И с годами ожесточается все сильнее…
Пато, избранник Морин, несколько теряется между двумя озлобленными женщинами. Так и должно быть. Судя по виду, он человек здоровый и простой. И честно пытается разобраться, что происходит, но постоянно «выпадает» из бесконечного диалога матери и дочери. Ему в этом доме нет места.
Брат Пато, Рэй, парнишка нервный и агрессивный, одевается в черное, смотрит исподлобья и в доме семьи Фолан все время поглядывает на кочергу: ею удобно пересчитывать ребра полицейским. Естественно, за его злостью скрываются детские обиды и детское же одиночество. Рэй в исполнении Сергея Евдокимова — своеобразный хор этой ирландской трагедии, плоть от плоти проклятого городишки, где «никогда нет никакой работы», а сосед носит в сумке как талисман отрезанные собачьи уши.
Сказать, что Макдонах пишет смешно о страшном, было бы неверно. Скорее, он пишет с сарказмом — о невыносимом. В русской литературе для сравнения вспоминаются разве что «Господа Головлевы» с их растянутой на годы семейной ненавистью.
Итак, в печи сгорает письмо, в котором Пато зовет свою избранницу с собой в Америку. Последний шанс Морин, маленький листок бумаги. Мать сожгла его, чтобы оставить дочку при себе.
Зайкаускас в своей постановке несколько смягчает самые страшные сцены пьесы, но и без кричащего натурализма нам ясно, к чему все идет. Если годами повторять человеку, что он псих — он поверит. Если изводить его день за днем, он восстанет. И терять ему будет нечего.
Но так ли уж нечего?..
Морин на наших глазах теряет те крохи тепла, которыми она еще могла с кем-то поделиться. Теряет нежность улыбки, которую мы помним по сценам с Пато. На нее страшно смотреть. Мрачное упоение постепенно уступает место апатии. Морин рассеянно бродит по дому, выливает в раковину недопитый кофе, усмехается. Это именно усмешка, а не улыбка. Морин садится в материнское кресло-качалку и начинает раскачиваться, как когда-то ее мать.
Постоянным рефреном в пьесе звучат две темы: красота и никчемность. Время от времени герои вспоминают как бы невзначай, как же красиво в Линейне, какие здесь зеленые луга и холмы… Но тут же добавляют, что здесь негде работать, не с кем общаться, не к чему стремиться. Все, кто мог уехать, уже уехали — кто в столицу, а кто за границу. Красота Морин тоже остается никому не нужной, и ей тоже стремиться не к чему. «Без воя, без боя, без грома», просто в силу инерции, люди продолжают медленно погружаться в болото. И еще могут смеяться над собой.
Жестокость и лиризм, сарказм и гротеск — все соединил режиссер в одном спектакле, точно в знаменитом ирландском рагу, которое готовят из всего, что под рукой. Немного правды жизни, немного фантазии, немного боли и немного смеха — особого, ирландского.
Автор: Евгения Гончарова
13 Марта 2014 10:54

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений