Книжки с картинками на Мценской земле

«Иллюстрация, как она есть... и немного нежной акварели» — выставка под таким названием прошла недавно в Мценской художественной галерее и вызвала настоящий аншлаг. Амчане проявили большой интерес к искусству книжной графики в исполнении своей землячки, талантливой художницы Людмилы Морозовой.

Книжки с картинками на Мценской земле
Сказки земли русской
Эпиграфом к своей выставке она взяла цитату из всеми любимой «Алисы в стране чудес» Льюиса Кэрролла: «Что толку в книжке, — подумала Алиса, — если в ней нет ни картинок, ни разговоров?».
Да и то правда — все мы с самого раннего детства любили книжки с картинками. Рисунки закладываются в память и остаются там навсегда. Это только взрослые для себя придумали, что первым было слово.
В удивительный и красочный мир детской книги и повела своих зрителей Людмила Морозова. Выставку специально приурочили к летним каникулам, и в зале галереи не замолкал ребячий гомон. Юные посетители и стали самыми дотошными ценителями творчества художника-иллюстратора.
— Было очень интересно наблюдать за реакцией детей, — делится впечатлениями директор художественной галереи Татьяна Зайцева. — Необычный формат работ и небольшие размеры их сначала не впечатляют. Но потом, от картинки к картинке, все меняется. Наступает тишина, и ребята внимательно, скрупулёзно изучают каждую иллюстрацию, живо обсуждают детали костюмов, смеются над забавными героями, особенно четвероногими. А попадались и совсем фантастические — черти с рогами, например.
Но в особом восторге мальчишки и девчонки были от новогодних сюжетов к удивительной книге «Первая на земле ёлка». Эту рождественскую сказку написала игуменья преподобная Таисия Леушинская, сподвижница святого праведного Иоанна Кронштадского. В ней много добра и света: рассказ о рождении Иисуса Христа, об истории празднования новогодней ёлки, о православных традициях дарить в Рождество детям подарки и обязательно помнить о неимущих и страждущих и делиться по-христиа­нски чем можно.
Тонко выписанные, одухо­творенные лица маленьких героев книги, празднично убранные русские избы с ёлкой, народные гулянья — небольшой, но яркий экскурс в нашу историю.
Ребята подолгу разглядывали разворот обложки: здесь и Иосиф, и волхвы, и Рождест­венская звезда, и ангелы, а в окружающей природе угадываются русские просторы.
Настоящим откровением для современных мальчишек и девчонок стали рисунки подарков, о которых мечтали их сверстники в XIX веке. Людмила Морозова подготовила эту книгу для издательства «Леушинское подворье» в Санкт-Петербурге.
А сколько тонкого юмора, настоящей русской удали в фантастических героях «Сказок» Владимира Даля. Удивительно, как за каждой иллюстрацией художницы — целый клубок приключений: здесь и стрелец-удалец, и знаменитый Емеля, и многие герои, о которых современные дети и не слышали.
Очень трепетно Морозова подошла к работе над сборником православных стихов и рассказов «На святках» издательского общества Василия Великого в Санкт-Петербурге.
В каждом рисунке — русский дух, подлинные традиции прошлых веков, история культуры и обычаев нашего народа.
Тщательно выписаны детали одежды героев, а это — простые русские крестьяне, купцы, бояре, детвора.
— Даже валенки на моих рисунках подшиты точно так, как и два века назад, — иронично улыбается Людмила Морозова. — Поэтому так и люблю заниматься иллюстрацией книг. Она предполагает глубокое погружение в историю: доподлинно изучить костюмы, интерьеры, манеры поведения людей той эпохи, о которой готовится издание.
… И немного нежной акварели
Время от времени Людмиле Морозовой становится тесно в строгих границах книжной графики — её тянет на волю!
И тогда рождаются легкие, воздушные акварели, вот как эти, выставленные отдельно в одном из залов Мценской художественной галереи.
О чем они? Да так, просто захотелось вылить на бумагу своё, чисто женское, настроение при виде простых и милых сердцу картинок, как например: чудный пейзаж «Вид из моего окна» или радующие глаз декоративные рыжие цветы — «Физалис».
Поздним зимним вечером, возвращаясь с фитнеса (художнице еще хватает времени следить за своей фигурой), выхватила из темноты фантастический рисунок, который рождали тени от замерших деревьев — ну впрямь лапы сказочных драконов. Картина называется «Тихий вечер».
А вот нахохлившиеся, толстые зимние гости на акварели «Снегири».
— Красивые, всеми любимые, но знакомые только по книжкам русские птички, — улыбается Морозова. — Горожане их вообще редко видят. А я вот нашла у себя на ветке под окном.
Своим живописным талантом Людмила обязана маме и замечательным учителям в Орловском художественном училище — так она искренне считает.
— У нас в семье мама хорошо рисовала, и я с ней рядышком — все, что вижу, на бумагу: траву, яблоню, корову, кошку, — делится воспоминаниями художница. — А вот моя сестра пошла в папу — у него был шикарный голос. Сейчас она известная оперная и опереточная певица Хелена Холл, человек мира.
Серьезно Морозова стала заниматься рисованием в Мценской художественной школе, а потом поступила на живописное отделение Орловского художественного училища.
И на её счастье попала в руки настоящих мастеров — Николая Ивановича Рымшина, Юрия Ивановича Киселева.
Далее судьба привела молодую художницу в Московский полиграфический институт на факультет художественно-технического оформления печатной продукции.
За этим несимпатичным словом «продукция» её ждал увлекательный, необыкновенно сложный и в техническом и в творческом плане мир книги.
— Произведения изобразительного искусства содержат какой-то рассказ, иногда сложный, например, об историческом событии, иногда простой, как бывает в натюрморте, иногда рассказ о связях отвлеченных форм и цветов, как в абстрактной живописи. Так или иначе, но в произведениях изобразительного искусства этот рассказ всегда присутствует, — философствует Людмила. — Книжную же иллюстрацию можно выделить в отдельный жанр изобразительного искусства благодаря одному обязательному признаку. Ее рассказ определяется не свободным выбором художника, а литературным произведением. Ее назначение — осветить, сделать наглядным то, о чем рассказывается в книге, — события и действия, а также общую идею, которая побудила автора написать книгу.
И самовыразиться художнику-иллюстратору на развороте книги, или форзаце, да и просто в буквице или концовке, можно не хуже, чем в персональной выставке.
Это Морозова поняла уже давно.
Между Зушей и Невой
Мценская художница уже давно живет на два города.
— Чем для вас стал Санкт-­Петербург? Я обратил внимание, вы работаете только на издательства Северной столицы.
— В Санкт-Петербурге я встретила свою любовь и вышла замуж за Виктора Морозова. Он тоже художник, последнее время серьезно увлекся фотографией. Здесь у меня родились дети — сын Илья и дочь Александра.
— Пошли по родительским стопам?
— Двух художников в семье достаточно, — смеется Морозова. — Парень у меня — талантливый математик, дочка после окончания лингвистического института вышла ­замуж и уехала в Канаду.
А в творческом плане так случилось, что именно в городе на Неве много издательств, выпускающих православную литературу. Я человек верующий, и эта тема мне очень близка.
— Но в Санкт-Петербург не переезжаете насовсем?
— Так и не смогла порвать свои корни с родным Мценском. С родным домом на Заречной улице (бывшей Нижне­архангельской). Здесь жили многие поколения нашей семьи. Вот недавно копали водопровод и нашли пряжку от дедовского ремня, какие-то бабушкины бутылочки. Здесь мне хорошо и спокойно, рождается много интересных идей. И когда чувствую, что готова взяться за новый проект, срываюсь и спешу в Санкт-Петербург.
Автор: Александр Савченко
24 Июня 2014 12:47

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений