Любимое, хорошо забытое

В Орловском краеведческом музее открылся новый стационарный зал, в котором представлено все богатство традиционной народной культуры нашего края.

Любимое, хорошо забытое
В этнографической экспозиции представлены уникальные коллекции, долгие годы хранившиеся в фондах музея: предметы быта и орудия труда орловских крестьян, традиционные костюмы и образцы вышивки и ткачества XIX века, образцы мастеров деревянной резьбы и гончарного дела.
Собравшиеся на торжественное открытие представители общественности, науки, культуры, студенты орловских вузов в один голос подчеркивали, что подобную выставку ждали уже давно. Хотя старожилы помнят: лет двадцать назад в краеведческом музее появилась «Курная изба». Это та, которая топилась по-черному, с маленькими слюдяными окошками. Вернее, это был ее небольшой фрагмент, рассказывающий и показывающий быт орловских крестьян прошлых веков.
И вот теперь посетителям представлен целый зал этнокультуры Орловщины.
Музейщики признаются, что это был долгий и кропотливый путь. К работе над новой экспозицией привлекли и московских художников во главе с известным дизайнером Евгением Богдановым, которым удалось объединить все многообразие форм и видов творчества простых людей в целостную картину уникальной бытовой культуры Орловского края XIX — начала XX веков.
DSC_9726.JPGЖизнь крестьянина на Руси — это, прежде всего, тяжелый, напряженный труд с ранней весны и до поздней осени, поэтому главной темой выставки стал годовой сельскохозяйственный календарь, по которому жили наши предки. Тут-то и пригодились раритеты из фондов Орловского краеведческого музея: борона-плетенка, соха двусторонняя, севалка, совок. Их нашли на территориях Орловского, Кромского и Болховского районов еще в довоенное время. Но многое пришлось искать и в наши дни авторам экспозиции главному хранителю фондов Татьяне Костровой и научному сотруднику музея Наталье Рассохиной.
— Вы не поверите, но большой проблемой для нас стало найти подлинную крестьянскую телегу, — признается Татьяна Кострова. — Вместе с лошадьми исчезла и она. Только совсем недавно после долгих поисков удалось найти такой раритет в деревне Золоторево, что на границе Орловского и Залегощенского районов.
Музейщики пришли в полное уныние при виде этой полуразвалившейся телеги, утопающей в снегу, да еще без одного колеса. Ценную находку бережно погрузили на «газель», а потом на руках внесли в музей. Реставраторы постояли над ней, повздыхали, а потом взялись за дело. Наталья Рассохина как нельзя кстати вспомнила, что в фондах уже давно хранится одно старинное колесо. Его передал в музей житель Северного района Орла, который не стал выбрасывать столь ценную для науки вещь. И надо же, оно точь-в-точь подошло к золоторевской телеге, которая теперь стала украшением всей новой экспозиции. На нее положили мешки с зерном, а для яркого пятна посадили в корзину петуха и курочку.
Жизнь крестьянина на Руси — это, прежде всего, тяжёлый, напряжённый труд с ранней весны и до поздней осени, поэтому главной темой выставки стал годовой сельскохозяйственный календарь, по которому жили наши предки.
Вообще, нужно отметить, что вся этнографическая экспозиция получилась необыкновенно яркой и красочной. Незадолго до ее открытия директор краеведческого музея Андрей Минаков провел меня вдоль стендов и рассказал немало интересного о некоторых уникальных экспонатах. Нельзя не любоваться мастерством резчиков по дереву, создавших оконные наличники с узорами в виде сказочных птиц.
— Это окно XVIII века нам досталось из музея церковных древностей, у него есть пара, которую мы передали на временное хранение в музей Мценска, — пояснил Минаков. — А вот посмотрите на жбан для напитков этого же периода. Он сделан в бондарной технике из отдельных дощечек и раскрашен темперой, как писали иконы.
Здесь же, на стенде, выставлены прялки из целого корня дерева, украшенные искусной резьбой: мастер изобразил семью у самовара. А рядом выставлена нарядная одежда крестьян, в которой они гуляли по праздникам.
DSC_9738.JPG— Вы обратили внимание, что она надета на манекены, которые отличаются от магазинных? Это потому, что столичные художники лепили лица по старым фотографиям орловских крестьян. Получилась галерея реальных людей, живших в нашем крае в XIX веке, — открыл секрет директор музея.
А вот какую удивительную историю подлинного свадебного сарафана, украшающего сейчас выставку, рассказала главный хранитель фондов Татьяна Кострова. Наряд принадлежал Прасковье Холоповой из Троснянского района, вышедшей замуж за разбогатевшего крестьянина — кулака. Она передала свадебный сарафан по наследству своей дочери Анастасии, которой особенно нравились хлопковые чеботки на ноги, вязанные из пеньковой веревки. Это вам не лапти из лыка!
Тут грянула революция, и в деревню заявился уполномоченный с отрядом раскулачивать зажиточных крестьян. Отобрали все, да только Анастасия уселась на сундук с приданным и заголосила: «Умру, но не отдам!». «Тогда выходи за меня замуж!» — вдруг выпалил уполномоченный. Куда девке деваться! И, как гласит местная история, жили они долго и счастливо.
Открытие зала этнографии превратилось в настоящий фольклорный праздник. А какой праздник без хорошей частушки и баяна! Об этом позаботились студенты Орловского музыкального колледжа. Свое мастерство показали гармонисты Вадим Швец и Роман Мишин — воспитанники Евгения Дербенко. Девушки в ярких народных костюмах зазывали гостей в хоровод. А коли на дворе нынче масленица, то в зале появилась хозяюшка с огромным подносом, на котором с пылу с жару — блины да с медом. И всем сразу стало тепло и уютно, словно побывали в гостях у хороших людей.
Автор: Александр Савченко
3 Марта 2014 10:22

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений