Мастер сцены: от первого лица

Народный артист России Пётр Воробьёв счастлив, что посвятил себя театральному делу.

Народный артист России Воробьев П.С.Беззаветному служению театру он отдал 57 лет, 40 из них является ведущим актёром ОГАТ.

За эти годы театр им. Тургенева стал для Воробьёва воистину вторым домом, а сам он — любимцем орловской публики, талантливо и неподражаемо воплощающим на сцене самые разноплановые образы.

В преддверии 200-летия театра Пётр Сергеевич охотно рассказал корреспонденту «Орловской правды» о закулисных нюансах беспокойной актёрской профессии, творческих удачах и предназначении театрального искусства.

О юбилее

Грустный у нас получается юбилей тургеневского театра, театра с колоссальной историей, с создававшейся десятилетиями труппой. К великому сожалению, реконструкцию здания театра, из-за которой мы вынуждены временно мыкаться по городским клубам, так и не успели завершить к его 200-летию. Считаю недопустимым праздновать юбилей старейшего театра России в каком-либо ДК. Это неуважительно и оскорбительно по отношению к актёрам и зрителям. Моё мнение разделяют и другие артисты. Поэтому мы хотим предложить перенести празднование театрального юбилея на более поздний срок, к открытию театра после реконструкции. Подготовить к этому времени какой-нибудь спектакль по Тургеневу, пригласить именитых гостей из Москвы и зарубежья. Вот тогда бы действительно получился замечательный праздник, достойный славной даты славного храма искусств. Двухсотлетие тургеневского театра мы должны отметить на родной сцене!

О ролях

Среди множества сыгранных мною ролей, конечно, есть самые любимые. Например, Дон Кихот, Отелло, Арбенин в «Маскараде», Несчастливцев в «Лесе»…  Работа над каждой ролью требует большой самоотдачи и от начинающих, и от опытных актёров. Здесь важна прежде всего речь, а также мимика, жесты персонажа — словом, всё, из чего в конечном счёте складывается образ героя. Бывает, некоторые молодые артисты разговаривают небрежно. Мне уже 74-й год, а я до сих пор регулярно занимаюсь речевыми упражнениями, чтобы мои реплики звучали со сцены чётко, легко и свободно.

Любой труд требует профессионализма. Если ты истинный профессионал, то погружаешься в свою работу полностью. У актёра практически нет свободного времени. Он полночи не спит перед репетицией, включает мозг и душу для работы над ролью. И так каждый день, выходных у нас практически не бывает. Из-за скромной зарплаты мы иногда подрабатываем на концертах и других мероприятиях, артистам много приходится крутиться, чтобы обеспечить семью. Но раз выбрал такую профессию, ничего не сделаешь, надо пахать…

Я глубоко удовлетворён своей последней работой в спектакле «Костюмер» по пьесе Харвуда, который поставил замечательный орловский режиссёр, худрук театра «Свободное пространство» Александр Михайлов. Роль актёра сэра Джона, на склоне лет пересматривающего свою жизнь, далась мне очень тяжело. И дело не в том, что там огромное количество текста, а в напряжённой, эмоциональной внутренней жизни умирающего в финале героя, который не устаёт себя спрашивать: а верно ли я жил, надо ли было положить свою жизнь на театральное дело? Ничего не скажешь, роль для меня очень даже автобиографическая. Работая над ней, я мысленно прокручивал разные этапы собственной насыщенной творческой биографии, чтобы сказать самому себе: посвятить жизнь театральному делу действительно стоило. В этой постановке режиссёр нашёл удивительно интересное решение сценического пространства. При пустом зрительном зале две сотни людей, пришедших на спектакль, находятся на сцене, сразу за актёрами. И попробуй при этом соврать или переиграть! Ведь надо не просто проговорить текст — его надо прожить, чтобы зритель видел твои глаза, набегающие слёзы… Для всех занятых в «Костюмере» актёров этот спектакль благодаря его режиссёру Михайлову стал своего рода маленьким открытием.

Я благодарен судьбе за знакомство со многими потрясающими людьми. Например, с народной артисткой СССР Верой Васильевой. Я был её партнёром в двух замечательных спектаклях на сцене орловского драмтеатра: в «Филумене» и «Без вины виноватых». Во время приездов Веры Васильевой в Орёл мы часто беседовали с ней по душам о театре, фильмах, съёмках. Я вообще счастливый человек. Мне удалось поработать с такими титанами, как Сергей Бондарчук и Родион Нахапетов, а сейчас я только что отснялся у Сергея Урсуляка в «Тихом Доне».

О съёмках «Тихого Дона»

В новом телесериале, премьера которого должна состояться в ближайшее время, я сыграл старого казака Богатырёва и озвучил, изменив тембр голоса, несколько других казаков. Кстати, многие относятся к очередной попытке экранизировать знаменитый роман Шолохова настороженно: мол, есть отличный «Тихий Дон» Сергея Герасимова, лучше уже не снимешь. Я и спросил Урсуляка, зачем он взялся за эту экранизацию. Он ответил, что делает это в первую очередь для молодёжи, среди которой мало кто знаком с герасимовским фильмом. А ведь молодые люди должны знать, как и ради чего жили их соотечественники в ту драматическую эпоху, как они старались уцелеть в мясорубке Гражданской войны. Вы посмотрите, что сейчас происходит и в Украине, и на Ближнем Востоке…

Съёмки фильма проходили на Дону, где за станицей Вёшенской был построен специальный хутор. Потом его сжигали, я был как раз на этой съёмке. Это страшное ощущение, когда на фоне освещённого заревом ночного неба скачет казачий эскадрон и от этого вздрагивает и стонет земля, и сабли сверкают в кроваво-красных отблесках огня!.. Такая силища идёт, думаешь: а действительно, сколько людей тогда погибло-то, а сколько гибнет сейчас, это страшно… Эти несчастные беженцы, которые спасаются от войны... Жалко людей. У нас, русских, россиян, сердце-то всегда стоит впереди.

Меня поразила работа съёмочной команды Урсуляка, профессионалов высочайшего класса. Настолько всё чётко отработано, выверено. Ни одна минута не пропадает даром. Постановка этого талантливого режиссёра, к счастью, разительно отличается от многих современных, наспех сляпанных сериалов. При работе над «Тихим Доном» репетиции сначала шли в помещении, где проговаривали текст и обсуждали персонажей, потом в течение нескольких часов на пленэре, и только после этого начинались сами съёмки. Я видел, как Урсуляк репетировал с главными героями Аксиньей и Григорием Мелеховым сцену у стога. Он разбирал с молодыми артистами каждую фразочку, каждый поворот головы, и экранные персонажи по-настоящему ожили.

…И всё же театр мне ближе, чем кино. В кино ты какой-то кусочек проигрываешь из жизни персонажа, а в театре ты проживаешь всю его жизнь от начала до конца — и это очень важно.

О собаках и других увлечениях

С собаками я отдыхаю душой и жить без этих умных, преданных созданий уже не могу. Первым у меня был шпиц Боня, потом — две борзые: Бенефис и Даша. С ними я отправлялся на псовую охоту, они хорошо брали зайцев. Так здорово было проехать на лошади 15‑20 километров в поисках добычи и при этом любоваться грацией и выносливостью охотничьих собак. Сейчас у меня живёт Чарлик, похожий на щенка лабрадора, хотя ему уже 13-й год. Он всё понимает, только что не говорит. После прогулок с ним на свежем воздухе так легко дышится. Хорошо восстанавливает силы и плавание в бассейне, куда я хожу несколько раз в неделю. Раньше ещё в большой теннис играл.

О будущем театра

Сейчас трудно сказать, что ждёт тургеневский театр впереди. Пока мы не вернулись в своё родное здание, пробавляемся пьесками малоизвестных авторов, постановка которых требует минимум декораций. Уверен, что в театре уже в его ближайшем будущем обязательно должна превалировать классика: произведения как отечественных, так и зарубежных авторов. Репертуар должен стать серьёзнее, в нём должно найтись место Шекспиру, Достоевскому, Островскому…

Зрителям будет интересна и хорошая современная драматургия. Я отрицательно отношусь к некоторым сегодняшним театральным экспериментам. Недопустимо, когда со сцены льются грязь и пошлость, звучат нецензурные выражения, сверкают во всей красе обнажённые телеса. Однажды я с трудом высидел первый акт спектакля в одном из столичных театров, там такой мат-перемат со сцены валил, что уши вяли. Такими скандальными постановками можно только отвратить нормального зрителя от современного театра. Театр должен нести в людские души свет и радость. Заставить людей задуматься, по-моему, главная цель театра.

С другой стороны, в репертуаре обязательно должны быть и пьесы лёгкого жанра. К примеру, такие, как озорная музыкальная комедия Григория Квитка-Основьяненко «Шельменко-денщик», где я с удовольствием сыграл роль пана Шпака. Зритель должен отдохнуть в театре, получить душевную разрядку. Жизнь сейчас тяжёлая и у артистов, и у любителей театра: невысокая зарплата, растущие цены, проблемы дома и на работе. И когда зрители, пришедшие на спектакль с таким клубком негатива, скажут сами себе после просмотра комедии: «Слава богу, что мы сходили в театр!» — и посмотрят на свои жизненные неурядицы другими глазами, мы понимаем, что выполнили большую задачу. Когда зрители стоя аплодируют актёрам после спектакля, мы ощущаем этот порыв искренней радости, которая проникает в нас и даёт новые силы для творчества.

Справка

Народный артист России Пётр Сергеевич Воробьёв родился 20 июля 1942 года в Свердловске. Работал в Витебском академическом театре им. Я. Коласа, Гомельском драматическом театре, Новокузнецком драматическом театре, Минском ТЮЗе. В 1974 году вошёл в труппу Орловского театра им. И. С. Тургенева. За годы сценической деятельности сыграл более двухсот персонажей в спектаклях классического и современного репертуара. На сцене орловского драмтеатра создал незабываемые образы Левши в «Русском секрете», Мурова в «Без вины виноватые», Петра в «Царевиче Алексее», городничего в «Ревизоре»… Знаковой в актёрской судьбе Воробьёва стала роль Любина в «Провинциалке». Спектакль по пьесе Тургенева, в котором образ влюблённого графа неизменно воплощал Пётр Воробьёв, шёл в орловском театре более 20 лет. Зрители посмотрели его около 200 раз. А ещё были спектакли «Последний колдун», «Завтрак у предводителя», «Коварство и любовь», «Человек из Ламанчи», «Лес» и другие.

П. С. Воробьёв — лауреат Тургеневской премии, премии семейных симпатий потомков графа С. М. Каменского, областного смотра «Событие сезона» в номинации «Лучшая мужская роль».

Снимался в кино у С. Бондарчука («Красные колокола»), Р. Нахапетова («На исходе ночи»), С. Урсуляка («Тихий Дон»). Режиссёрские работы Воробьёва: спектакли «Малыш и Карлсон», «Золотой ключик», «Медведь и предложение», «Семейное счастье», «Змеелов».

Автор: Эльвира Легостаева
7 Октября 2015 17:06

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений