Мировой судья Афанасий Фет

3 декабря 1864 г. Александром II были утверждены судебные уставы, послужившие началом коренному преобразованию всей системы российского суда и судопроизводства.

Мировой судья Афанасий Фет
Особенный интерес к судебной реформе второй половины XIX века вызывают высказывания и размышления известных людей именно этой эпохи. Среди них наиболее яркой является личность известного русского поэта А. А. Фета, проработавшего непосредственно участковым мировым судьей Мценского уезда — Орловской губернии более 10 лет.
К обязанностям мирового судьи Фет всегда относился с полной самоотдачей. Стремился, чтобы его суд был скорый, правый и милостивый. После себя Фет оставил многочисленные записи. Его высказывания о недостатках и преимуществах мировой юстиции актуальны до настоящего времени.
Напомним, что родился Афанасий Фет (Шеншин) 23 ноября 1820 года в селе Новоселки Орловской губернии. Его поэтическая деятельность началась в 1840 году в Москве с выходом первого сборника стихов под названием «Лирический пантеон А. Ф.» и была вполне успешной. Но к началу 1860‑х годов Фет разочаровывается в литературном труде и возвращается на родину, в Орловскую губернию, где покупает поместье — 200 десятин земли в деревне Степановке Мценского уезда — и живет там безвыездно.
Мценский уездный предводитель дворянства В. Шеншин, видя в нем человека просвещенного и рассудительного, посоветовал Фету попытать счастье на поприще мирового судьи в южном участке уезда. Фет чрезвычайно заинтересовался этим новым для него видом деятельности. По воспоминаниям Фета, «свободный выбор уездными гласными наилучших людей в мировые судьи, которым представлялось судить публично по внутреннему убеждению, являлся для искателей должности судьи чем-то священным и возвышающим избираемого в его собственных глазах».
Мировой суд, согласно судебным уставам 20 ноября 1864 года, был самой низшей судебной инстанцией. Здесь разбирались мелкие гражданские дела и уголовные преступления. Судебное установление «О мировых судьях и их съездах» определяло, что участковый судья избирался на уездных земских собраниях сроком на три года. В его полномочия входило определение «постоянного места пребывания в своем участке, для разбирательства подведомых ему дел; но просьбы он должен принимать везде и во всякое время, а в необходимых случаях и разбирать дела на местах, где оные возникли. Должность участкового мирового судьи, как требующая постоянных занятий и безотлучного пребывания в участке, не может быть соединяема с другой должностью по государственной или общественной службе, за исключением только почетных должностей в местных богоугодных и учебных заведениях».
Кандидатом на должность участкового мирового судьи мог стать далеко не каждый, так как к нему предъявлялись особые требования. Во‑первых, существовал возрастной ценз «не менее 25 лет от роду». Во‑вторых, образовательный — претенденты должны были получить образование в высших учебных заведениях или выдержать «соответствующее сему испытание», либо выдержать «не менее трех лет в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел». В‑третьих, имущественный: «если при том они сами, или их родители, или жены, владеют, хотя бы и в разных местах: или пространством земли вдвое против того, которое определено для непосредственного участия в избрании гласных в уездные земские собрания… или другим недвижимым имуществом ценою не ниже 15000 руб. сер., а в городах недвижимою собственностью, оцененною, для взимания налога: в столицах не менее 6 000, в прочих же городах не менее 3 000 руб.». Имущественный ценз вводился для придания мировым судьям должной независимости. Избирались мировые судьи через каждые три года.
Фет, удовлетворявший всем трем требованиям, имел полное право баллотироваться на должность участкового судьи. Более того, он считал, что избрание мировых судей — дело новое и важное, так как «посредники ставились правительством, а судей мы избираем сами, и что, вступая в избирательное собрание, нужно иметь в виду только общее дело и его пользу, обязаны иметь в виду только цель законодателя, т. е. наилучший, беспристрастнейший выбор судей». Заботясь о честности выборов, Фет предлагал свою методику подсчета голосов, чтобы добиться желаемой всеми участниками земского собрания цели — «совокупными силами всех сословий наилучшим образом совершить великое дело избрания судей». Он был уверен в том, что избрание достойных претендентов выгодно всем сословиям без исключения. Его избрание приветствовали друзья И. С. Тургенев и В. П. Боткин, которые были уверены, что из него выйдет хороший судья.
После выборов Фет уехал в Москву, чтобы заказать себе мундир и купить необходимые для судебной практики книги и бланки. Мантии тогда не было, мировые судьи имели мундиры, соответствующие «Положению…» и «Правилам о форменной одежде гражданских чиновников». Кроме того, мировые судьи носили на груди должностной знак.
В отделе рукописей ФГБУ Российской государственной библиотеки сохранился текст письма, датированного 9 ноября 1867 года, следующего содержания: «Милостивый Государь, Афанасий Афанасьевич, имею честь известить Вас, что указом Правительствующего Сената от 1‑го текущего ноября Вы утверждены участковым Мировым судьей по Мценскому уезду. Примите, Милостивый Государь, в совершенном моем к Вам уважении и преданности».
Судейская практика для Фета была сравнима с литературой. Он считал ее тоже творчеством, требовавшим самоотдачи, полного погружения в дела, осмысления их хода и результатов.
В статье «Отголосок сельского судьи» (1874), подводя итоги семилетнего существования мировых судов, Фет подчеркивал их роль в подъеме уровня правовой грамотности населения. Если в 1861 году большинство крестьян противились юридическому оформлению условий найма на работу, то в начале 1870‑х гг. работники уже не могли обходиться без составления трудового договора, а в важных случаях рядчик, каменщик или плотник прибегали к судье показать, правильно ли написано условие и можно ли по нему работать.
По словам Тургенева, фетовская судейская деятельность была пронизана «ясным и честным здравым смыслом и положительной законностью». Хотя служебный график был напряженным, требующим максимальной концентрации душевных и физических сил, а ощущения от исполнения обязанностей, надо полагать, были далеко не однозначными.
Судейская практика была уникальной школой для Фета. Окрестные помещики и крестьяне ценили его ум и честность и именно за эти качества 11 лет подряд избирали Афанасия Афанасьевича мировым судьей.
Тургенев всегда высоко оценивал деревенские очерки Фета и считал, что его судейские записки, основанные на документальном автобиографическом материале, окажутся не менее содержательными. По его совету в январе 1969 года Фет приступил к созданию книги очерков с условным названием «Записки судьи», которая, к сожалению, так и не была закончена.
Именно с юридической практикой было связано появление таких публицистических статей Фета, как «По поводу статьи г. Безобразова «Наши охранители и наши публицисты» (1871), «Отголосок сельского судьи» (1874), «По вопросу о личном найме» (1876).
Изучая эти материалы, можно проследить историю формирования личности известного русского литератора, его становления в качестве судьи, историю развития судебной системы нашей страны, общества и государства. Именно поэтому экспонаты музея Орловского областного суда, посвященные земляку, мировому судье Мценского уезда Афанасию Афанасьевичу Фету, всегда вызывают интерес.
Федор Телегин, председатель Орловского областного суда
17 Марта 2014 11:15

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений