Орловский театр «Свободное пространство» совсем недавно открыл сезон, а представил уже вторую премьерную работу

Спектакль «Дурочка и зэк» поставлен по одноимённой пьесе Владимира Лидского. Постановщик спектакля - харьковский режиссёр Александр Солопов.

Орловский театр «Свободное пространство» совсем недавно открыл сезон, а представил уже вторую премьерную работу

Премьера прошла на сцене Дворца пионеров и школьников им. Гагарина - в родном здании театра ещё не закончилась реконструкция.

Милосердная трагикомедия

Перед премьерой автор пьесы, писатель Владимир Лидский пообщался с орловскими журналистами. Он подчеркнул, что эта премьера - его дебют: хотя пьес в арсенале писателя около десяти, и пока только одна из них впервые поставлена на сцене. Удачливее судьба романов Владимира Лидского: «Русский садизм», «Избиение младенцев», повестей «Два солдата из стройбата», «Алебук», «Улети на небо», за которые автор награждён многочисленными литературными премиями в России и за рубежом. 17 сентября этого года премьера пьесы «Дурочка и зэк» произойдёт на сцене столичного театра «Школа современной пьесы».

- У меня не было стремления сделать узкой темой пьесы именно милосердие, - объяснял Владимир Лидский обозначенный в афише спектакля жанр - «милосердная трагикомедия». - Если смотреть более глобально - это спектакль о любви, о маленьких людях, которые живут с нами рядом - на соседней лестничной площадке. Я хотел приблизить зрителей к самим себе. Но, мне кажется, Александр Михайлов достаточно удачно определил жанр - «милосердная трагикомедия». Это действительно трагикомедия: первую часть спектакля люди смеются, последнюю - плачут.

Режиссёр-постановщик спектакля Александр Солопов рассказал, что работа с орловскими актёрами в спектакле «Дурочка и Зэк» его необычайно вдохновила. Он не был знаком с исполнителями ролей до постановки, но был приятно поражён их актёрской мобильностью.

- Не ожидал такого энтузиазма и вдохновенной отдачи, - сказал он.

Художественный руководитель и главный режиссёр театра «Свободное пространство» Александр Михайлов подчеркнул, что пьеса оказалась необыкновенно свежей и актуальной:

- Я хотел, чтобы вы обратили внимание на разные аспекты её драматургии: на тему, композицию, язык. Там есть такие слова, выражения, которые сразу, уверен, разойдутся на цитаты. Чувствуется вкус к языку, умение схватить сегодняшнюю интонацию, обработать её, сохранить её свежесть и превратить её при этом в произведение искусства.

Михайлов также рассказал о предстоящих премьерах сезона 2015-2016 гг. Период до Нового года актёры проведут в больших гастролях: Гомель, Липецк, Воронеж, Пенза, Тула. За это время зрителей ожидают ещё три новых спектакля: сказка «Али-Баба и сорок разбойников» (режиссёр Владимир Акулов), трагикомедия «Спасти камер-юнкера Пушкина» (режиссёр Сергей Пузырёв) и мюзикл Александра Журбина «Мышеловка», над которым начинает работу также Александр Солопов. По словам худрука, в театре будет возобновлена программа презентаций пьес современных авторов.

Смех зрителей часто прерывается трогательным молчанием в зале: чувствует зритель, что не может Зэк, как ни хотелось бы, обмануть несчастную, чувствует, что проникся он к горемычной сироте.

Дурочка и Зэк

Сюжет спектакля «Дурочка и Зэк» прост: главная героиня (роль исполняет заслуженная артистка РФ Елена Шигапова) симпатичная 40-летняя женщина живёт в маленьком глухом городишке в одиночестве, работает уборщицей в поликлинике. Она наивна до болезненности (поэтому автор и назвал её Дурочкой). Её душа чиста и мягка, как подушки, «парящие» над сценой (художник Мария Михайлова). Случайно она знакомится в транспорте с Зэком (Николай Рожков). Тот, выдумывая всякие небылицы (и знамя Победы вешал на рейхстаге, и секретным агентом мирового правительства работал, и даже в космос летал), пытается обмануть наивную Дурочку и обокрасть её. Дурочка же, восторженно слушая о похождениях Зэка, как водится, влюбляется в него.

На сцене приятно радуют глаз оптимистичные цвета: жёлтый, оранжевый, красный. Роль мебели в квартире Дурочки играют мобильные мягкие кубы: они и стол, и стул, и кровать, а в рассказах Зэка о встрече с инопланетянами, составленные друг на друга, даже выполняют роль… марсиан. Посуду Дурочка достаёт не из шкафов, а просто снимает кастрюли и чашки с верёвки, на которую они прицеплены прищепками.

Текст пьесы блещет юмором. Особенно смешны попытки Зэка скрыть тюремный жаргон. Это потом уже он поймёт, что Дурочка верит самым невероятным небылицам, а поначалу он осторожен и «аккуратно» рассказывает, как плохо жилось ему в «одном нехорошем доме»:

- Ты знаешь, я много лет жил в таком нехорошем доме, там так много было нехороших людей… И кормили очень плохо.

Смех зрителей часто прерывается трогательным молчанием в зале: чувствует зритель, что не может Зэк, как ни хотелось бы, обмануть несчастную, чувствует, что проникся он к горемычной сироте. Когда Дурочка бежит в магазин за мороженым, Зэк, нервничая, в восторге восклицает: «Овца!» - и тут же называет… своей милой.

- Не плачь! Не надо! Мне же тоже всех жалко, у меня тоже сердце за маленьковых людей болит. Ну, не плачь! А то мне тебя тоже жалко! - жалеет Дурочка Зэка. Так начинается её любовь.

Обилие монологов в спектакле не обременяет зрителя. Трогательные признания, воспоминания звучат органично, щемяще. Елена Шигапова мастерски создаёт образ женщины-ребёнка, пусть не совсем обычной, даже в чём-то «ненормальной», но искренней, живой. Миляга в джинсовом сарафанчике, в маленьких кедиках на ногах, с аккуратными косичками на голове… её хочется пожалеть. Даже заматерелый в жизненных передрягах Зэк не может не умилиться её чистоте. Николай Рожков замечательно изображает метаморфозу в душе Зэка. Сначала он в запале чудовищно врёт, чтобы запудрить мозги Дурочке. К финалу буффонада улетучивается. Раскаявшийся в ещё не завершённом преступлении Зэк, не выдерживает гнёта совести и, уже было выбежавший из дома с серебряными ложками Дурочки, возвращается.

Надо сказать, что в спектакле тема раскаяния и преображения Зэка прослеживается более отчётливо, чем в пьесе, где финал остаётся открытым, неясным. Спектакль же заканчивается чудесной мизансценой, в которой Зэк в белом костюме на высоко поднятых руках - как драгоценный приз от жизни - несёт свою Дурочку в белой фате.

Автор: Марьяна Мищенко
10 Сентября 2015 00:47

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений