Реставратор

В Год культуры Орловский объединенный литературный музей И. С. Тургенева открыл для широкого доступа свои фонды. Среди уникальных материалов, посвященных жизни и творчеству великих русских писателей, особый интерес у посетителей вызывает личная мебель Тургенева, Фета, Бунина, Пришвина… А вторую жизнь многим этим предметам дал уникальный мастер — Игорь Иванович Хромов.

Реставратор
Первая загадка
В его дипломе так и записано — реставратор произведений из дерева. Несмотря на свой гренадерский рост, Игорь Хромов сильно похож на доброго сказочника: хитрые морщинки вокруг ярко-голубых глаз, седая борода и очки на кончике носа. Современный папа Карло.
Мастер уже 20 лет строит свою «каморку» на окраине Орла. Небольшой двух­этажный дом прирос мастерскими, которые с гордостью показывает мне хозяин. Получилось внушительное строение — на первом этаже склад, где сушатся и хранятся доски, а также царство техники: пресс, токарный станок, фрезерный… На втором — цех сборки: кругом стеллажи с лаками, множеством инструментов, несчетным количеством струбцин и… чугунные остовы от швейных машинок «Зингер».
— Удивительно удобная штука для работы — компактная и устойчивая, — с улыбкой рассеивает моё недоумение Хромов. —Скупил, по-моему, все, что были в Орле.
Прошу показать Игоря Ивановича, с чего начиналась его карьера реставратора. Мастер надолго зарывается в свой архив и наконец извлекает на свет старенькую черно-белую фотографию. На ней груда деревяшек, среди которых слегка угадываются фигуры птиц и круглая крышка.
— Угадаете, что это? — хитрит Хромов. — Вот и мне пришлось разгадывать этот ребус, когда директор Орловского музея изобразительных искусств попросила восстановить редкую вещь.
Первым делом мастер отправился в библиотеку. Мебель во все времена делали сериями, поэтому Хромов стал искать аналог. И нашел! А главное — сделал и восстановил все недостающие детали.
Особенно долго пришлось повозиться с птицами.
Сходите теперь в музей и посмотрите: изящный столик с круглой крышкой, вместо ножек — фигуры лебедей с распущенными крыльями и… лапы, похожие на львиные.
— Это называется «лапа на шаре» — такой вот стиль был в классицизме, — поясняет реставратор.

Почти по Гиппократу
— А вы знаете, какой главный принцип работы настоящего реставратора? — вдруг спрашивает Хромов. — Как в медицине: не навреди! Это я понял еще молодым, когда попал на восстановление церкви в Болхове в 1987 году. Работал простым разнорабочим, а в свободное время любил полазить по храму. Босиком походить по медным листам купола, отшлифованного вековыми дождями и ветрами. Там же наткнулся на остатки древней лепнины, украшавшей своды. Очень тонкая, изящная работа первых мастеров. И какой же халтурой веяло от работы горе-реставраторов, взявшихся восстановить фасад храма. А им бы просто бережно повторить первооснову. И такая досада меня взяла!
Этому меня потом учил и замечательный мастер-краснодеревщик Евгений Владимирович в Ленинградском реставрационном училище, куда я поступил в 1988 году.
На каждую вещь, которую Хромов возвращал к жизни, заведено личное дело — это называется «паспорт реставрации памятника истории и культуры». Поскольку речь идет о мемориальных ценностях — подробно задокументирован весь процесс работ.

От аскета к сибариту
Наиболее ярко свой талант реставратор Хромов проявил в работе над мебельными гарнитурами классиков литературы –Бунина и Фета.
В 1973 году в Орел привезли мебель из парижской квартиры Ивана Бунина. Выглядела она весьма плачевно — сказались 20 лет хранения в подвале.
— Нобелевский лауреат Бунин, несмотря на всемирную славу, вел аскетический образ жизни, — рассказывает заведующая музеем писателя Инна Костомарова, — поэтому окружал себя простой и удобной мебелью — без излишеств.
Именно этот стиль и сохранил реставратор.
Инна Анатольевна показывает письменный стол, кресло, небольшой столик для пишущей машинки. Мастеру удалось подчеркнуть всю красоту дубового массива, из которого сделана мебель. А как хорош столик-секретер, принадлежавший жене писателя! Ничего лишнего — всё просто и эстетично.
Совсем другое — мебель Афанасия Фета. На настоящего сибарита он, конечно, не тянул, но был не прочь окружить себя роскошью. «Весь мир от красоты!» — писал певец вечной любви.
В Доме-музее Грановского сейчас выставлена часть мебельного гарнитура Фета, выполненная в стиле Жакоб. Это фамилия знаменитых французских мастеров XVIII века, поставлявших мебель Конвенту и Наполеону I.
Реставратору Хромову пришлось попотеть, чтобы сохранить и воссоздать роскошь красного дерева, обрамленного латунными накладками. Большой письменный стол с дополнительными антресолями, множеством скрытых пеналов выглядит необыкновенно нарядным. Под стать ему и кресло, и стулья, обитые золотой парчой.
— Знаете, эйфория от хорошо сделанной работы до сих пор не проходит, — признается мастер. — Вот только заказов стало меньше — музеям сейчас нелегко.
Автор: Александр Савченко
29 Августа 2014 08:34

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений