Вышивайте крестиком

Жить в Культурном переулке и не заниматься культурным делом? Жить и не шить? Тем более в Год культуры?

Вышивайте крестиком
В этом году Сергей Федорин участвовал в двух выставках, получил красочный областной диплом. А шитьём занялся шесть лет назад; в глубокой, надо сказать, депрессии, какая часто настигает мужчин, верой и правдой отработавших четверть века, но не оценённых.
Вышил и выжил. Из Брянска вернулся в родной Орёл, где когда-то мальчишкой гонял на Выгонке в хоккей, бегал в ДК ЖД в танцевальный кружок, мечтал стать военным, однако вместе с подружкой из того кружка выучился в Орловском институте культуры на хореографа.
Сейчас, через много лет, он учит хореографии ребят в областном центре народного творчества. Показывает девочкам, как стоять на пуантах, а пацанов спрашивает, чем парное па-де-де отличается от пролива Па-де-Кале (шутка).
Сергей Петрович вообще человек шутливый, радостный.
— Я за эти шесть лет шесть человек приохотил к шитью. Сначала маму и жену, потом брата, сестру, приятеля. Они теперь поняли, что зимними вечерами гораздо приятнее сидеть с цветной нитью, чем смотреть цветной телевизор.
Сам же с нитью не сидит, а… лежит. Подкладывает под голову высокие подушки, свет приладил сверху головы, чтобы бил точно в шитьё. Ловко придумал, по-мужски.
Мне, немощному, сразу вспомнилось, как первые свои нештатные статьи писал, лёжа на животе. Соседи по общежитской комнате смеялись, когда я засыпал, уткнувшись лицом в чернильное полуслово. А по выходе написанного в печать неизменно спрашивали: «Сколько тебе за это заплатили?».
Сергей живо откликнулся:
— Так в магазине ниток продавщица меня вдруг спросила: «Сколько сейчас стоит крестик из двух стежков?». Я понятия не имел, а она назидательно добавила: «Говорят, двадцать пять копеек. Вот думаю, не продешевила ли я?». А я подумал: «В моих работах от пятидесяти до ста тысяч цветных крестиков. Это же за сколько я мог бы их продавать?».
Штука в том, что Федорин не продаёт свои вышивки вообще. Он в принципе против чистогана в искусстве. Все свои работы он раздаривает в памятные даты родственникам, коих свыше десятка, и друзьям, коих не меньше.
— Делаю пять копий и четыре из них дарю на дни рождения, а последнюю обязательно оставляю себе. Вот они все, на домашних стенах. Надо же в случае чего гостям показать.
Когда две вышивки принёс на работу, там были по-хорошему шокированы.
Ну, Сергей голосом кота Матроскина и сказал стеснительно:
— Да я ещё и бисером могу, и витой бумагой, и декупажем…
Про декупаж мне года полтора назад пришлось написать. Притягательная наклейка покупных расписных салфеток на самые простые вещи, делающая их драгоценными. Наши журналистки первыми прибежали за рецептом. Однако сейчас скажем про пасхальное яйцо, оклеенное бисером.
— Яичко деревянное, внизу делаю круг-основу, а от него по всей поверхности сажаю бисеринки в специальный рисунок. Чем сажаю? Зубочисткой…
Нет, ну выдумщик. Зубочистка как инструмент прекрасного искусства… А у него и Сергий Радонежский, и Пресвятая Богородица бисеринками выложены. И пейзажи многоцветные.
— Вот это «Одинокий волк». Стоит на утёсе и на фоне своего облачного фона-отражения. Но вообще бисер проще крестика, не такой трудоёмкий. Самое долгое — летнее витьё бумажных обрезков‑лент. Зимой я из них буду лебедей и жар-птиц складывать. Когда они ещё и в виде шкатулочек-корзиночек — выходят красивей лозоплетения.
Детскую мечту отца реализовали сыновья, один кадровый офицер, другой контрактник. Жена-умелица вместе с мужем превратила домик в сказку. Переулок-то в самом деле Культурный.
Старинное русское рукоделие чем-то сродни новомодной медитации, только гораздо осмысленней. Там отключаешь разум, лезешь за помощью в какие-­то заморочные космические миры — а тут слушаешь своё сердце и спокойно вглядываешься в волшебную игру иголочки с цветными ниточками.
Автор: Юрий Оноприенко
25 Июня 2014 14:17

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений