Создатель анти-Гамлета

Дата рождения Уильяма Шекспира неизвестна. Мы знаем лишь день, когда будущий великий драматург был крещен, — 26 апреля 1564 года. В этом году исполняется 450 лет со дня рождения Шекспира. 24 апреля в музее Тургенева прошла конференция, посвященная Шекспиру и Тургеневу. Заслуженный деятель искусств РФ Борис Голубицкий рассказал о тех режиссерских задачах, которые ему в свое время доводилось решать, и о влиянии Шекспира на Тургенева.

Однажды Тургенев спросил Афанасия Фета: что если бы случилось чудо, и Шекспир сейчас оказался рядом, или, наоборот, сами они попали бы в Лондон, в какой-нибудь 1599 год? Фет, естественно, стал мечтать, как расспросил бы Шекспира о его времени, о его пьесах… Тургенев ответил: «А я бы уж ему в ноги бухнулся и головы не поднимал».
И в то же время Тургенев словно бы всю жизнь спорил со своим «великим учителем».
Гамлета мы, зрители, рожденные в XX веке и помнящие Смоктуновского и Высоцкого, привыкли считать бунтарем. Или мужественным, нравственно чистым интеллигентом, совестью своего века. Или борцом за справедливость.
Но это — сейчас, а в течение XIX века образ Гамлета трактовали иначе.
Теофиль Готье называл трагедию «Гамлет» поэмой смерти, драмой существования в реальном мире. Луначарский писал о монологе Гамлета: «Слова как удары погребального колокола, как музыка отпевания всех надежд…».
В связи с таким восприятием образа Гамлета возникло такое понятие, как «гамлетизм». Опираясь не столько на сам текст Шекспира, сколько на поздние его толкования, актеры создавали однотипные образы страдающих принцев, одетых в черный бархат и держащих на ладони череп Йорика.
«Гамлетизм стал гиперболой», — пишет Григорий Козинцев о том времени. «Поэты, философы, ученые, потрясенные силой жизненных противоречий, не видевшие выхода из них, символизировали этим образом всю европейскую культуру и при его помощи оплакивали ее гибель».
Пародией на этот гамлетизм становится тургеневский «Гамлет Щигровского уезда». Это по сути мещанин, которому отрадно «пить жидкий чай стаканами да толковать о немецкой философии, любви, вечном солнце духа и прочих отдаленных предметах».
«Гамлет и Дон Кихот» — эссе Тургенева не столько о конкретных литературных героях, сколько о гамлетизме и донкихотстве.
Отвергая гамлетизм (нытье, пустопорожний пафос и нежелание хоть что-то изменить), Тургенев также был убежден, что Гамлет — эгоист, эгоцентрик, замкнутый на собственных переживаниях и идеях, в своем внутреннем мирке. Человек, для которого действительность важна лишь постольку, поскольку она соответствует или не соответствует его представлениям.
Что, собственно, сделал Гамлет? Уничтожил свою династию, а перед смертью передал власть королю соседней страны. Фактически свел на нет все то, что сделал его отец. Можно ли платить такую цену за справедливость? Вправе ли человек — тем более сын великого короля — рисковать будущим своей страны ради мести, пусть даже праведной?
— Очень трудно сегодня актерам и режиссерам решать роль Базарова, — заметил Борис Наумович. — Внешность у героя необычная, рост под два метра. Возвышается над людьми, словно торчащий гвоздь над забитыми. Но нельзя же подбирать актера на главную роль не по таланту, а по росту… Иногда, конечно, получается совместить фактуру и талант. Помню, Петр Воробьев в свое время был хорошим Базаровым. Но внешность — это мелочи. Как показать характер тургеневского нигилиста?
Речь шла о том, что следует, не искажая тургеневского замысла, понять, раскрыть внутренний конфликт героя, сделать его ясным для зрителя.
Для современного читателя (и зрителя) Базаров — неприятная личность, фанатик. С окружающими не ладит, любовь отрицает, и все ради своего дела. А какое у него дело? Лягушек режет и трупы препарирует. В жизни мы редко сочувствуем таким людям — слишком они далеки от нас, слишком мало нами дорожат.
Но в этом и трагедия Базарова: при всей своей мощи (и духовной, и физической), при всем своем уме герой почти не участвует в жизни.
Почему? Потому что он далек от людей, от их нужд.
Это ясно для зрителя? Конечно!
Сколько раз мы видели, как гибнут вроде бы хорошие идеи — или не находят отклика у народа, или на практике не оправдывают себя. Почему?
Потому что автор идеи создавал ее как бы в вакууме, не думая о реальных людях, которым придется ее воплощать. Не зная об их потребностях, интересах, слабостях, пороках и ценностях.
Так что же получается, Тургенев написал своего «Гамлета»? И да, и нет. Базаров — тургеневский анти-Гамлет. Помните, Гамлет говорит: «Век расшатался — и скверней всего, что я рожден восстановить его»? А Базаров стремится не восстанавливать «расшатавшийся» век, а разрушать. Так сказать, доламывать. Чтобы дать дорогу новому времени… Именно поэтому он ничего, по сути, не создает, а только разбирает, критикует… Препарирует.
— И Шекспир, и Тургенев обращались в своем творчестве к сказкам, — рассказывает напоследок Борис Наумович. — Последняя пьеса Шекспира — «Буря». Это история о волшебнике, который добровольно отказывается от своей магической силы, ломает свой посох колдуна. Он понимает, что насильственным путем, с помощью силы (даже волшебной!) нельзя изменить человеческую природу. Большая власть возвышала Просперо над людьми, но и отдаляла его от них. «Последний колдун» Тургенева — не столько пьеса, сколько либретто оперы-сказки, написанное для Полины Виардо. Герой, Кракамиш, — старый, заносчивый, выживший из ума колдун, который потерял волшебную силу и всеми правдами и неправдами пытается ее вернуть. Это «Буря» наоборот. Мне довелось поставить и «Бурю», и «Последнего колдуна» (с актерами театра ОГАТ, а также ребятами из хоровой школы, балетной школы и симфонического оркестра). Думаю, Тургенев совершенно напрасно оставил драматургию. Он говорил, что не сможет писать, как Мольер, а хуже писать — стыдно. Но если бы Шекспир, живший в елизаветинскую эпоху блестящих умов, был таким же самокритичным, мы никогда не прочли ни «Гамлета», ни «Короля Лира», ни «Бурю». А сейчас всех прочих писателей, живших в то же время, мы помним как «современников Шекспира»!
У каждого большого художника — свой путь в искусстве, и своеобразная полемика Тургенева с Шекспиром говорит лишь об искренности Ивана Сергеевича и как вдумчивого читателя, и как писателя, который должен был откликаться на голос именно своего времени.
Автор: Евгения Гончарова
30 Апреля 2014 14:21

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений