Театр абсурда, или Страсти по ТЮЗу

Среди весомых подарков к 450-летию города Орла значится реконструкция областного театра для детей и юношества «Свободное пространство». Подписано соглашение между Министерством культуры России и правительством Орловской области о выделении в четвертом квартале 2014 года на эти цели федеральных субсидий на 115 миллионов рублей.

Театр абсурда, или Страсти по ТЮЗу
Этому предшествовала большая подготовительная работа. Проект реконструкции не только культурного, но и исторического объекта был поручен орловскому проектному институту ОАО «Гражданпроект». В сжатые сроки его архитекторы справились с непростой задачей, о чем свидетельствует официальный акт государственной историко-культурной экспертизы за подписью специалистов Министерства культуры РФ. Данный проект был также рассмотрен и принят градостроительным советом города Орла.
И когда все уже было готово, по поводу реконструкции здания ТЮЗа вдруг разгорелись поистине шекспировские страсти.
Возникла группа недовольной общественности во главе с г-ном И. Кушелевым. В различных изданиях нашего региона стали появляться статьи с резкой критикой данного проекта.
О том, чем же недовольны его противники и что сделали архитекторы, чтобы возродить ТЮЗ, корреспондент «Орловской правды» беседовал с главным архитектором Орловского проектно-изыс­кательского института ОАО «Гражданпроект» Владимиром ГОРЛОВЫМ.
— Владимир Васильевич, прежде расскажите, как все начиналось.
— Когда был объявлен тендер на производство проекта реконструкции здания бывшего магистрата города Орла, в котором сейчас располагается театр «Свободное пространство», мы приняли в нем участие, но не выиграли его.
Через некоторое время к нам обратился заказчик с просьбой взяться за эту работу, так как фирма, выигравшая конкурс, не справилась с заданием, а время уходит. В очень сжатые сроки наши специалисты сделали очень многое. Главный архитектор проекта Валерий Наумов и главный инженер Дмитрий Кузнецов вместе с коллегами смогли, по-моему, сделать все, чтобы реконструкцию исторического памятника совместить с нуждами коллектива театра. Проект прошел несколько экспертиз, в том числе и государственную, о чем имеется соответствующий акт, подкрепленный всеми необходимыми печатями и подписями специалистов.
Работу архитекторов «Гражданпроекта» одобрил и градостроительный совет города Орла.
— Неожиданное появление недоброжелателей стало для вас сюрпризом?
— В орловской прессе с определенной регулярностью вдруг стали появляться статьи, касающиеся судьбы здания ТЮЗа. Их суть: проект «не тот», что есть реконструкция, а что реставрация, обвиняются в коррупции властные структуры, заказчик и проектировщики и т. д. и т. п. Автором этих публикаций, как бы он ни подписывался, является г-н Кушелев. Одни и те же фразы, доводы, обвинения, тот же стиль.
В этой ситуации я просто вынужден встать на защиту большого коллектива проектировщиков и всех тех, кто искренне, в той или иной степени, принимал участие в разработке проекта реконструкции здания ТЮЗа или способствовал ей. Но самая главная цель: рассказать жителям Орловщины «нашу правду», привести аргументы и доводы тех, кто не менее г-на Кушелева озабочен сохранением наших памятников истории и архитектуры.
Любой проект, как и любое произведение искусства, не может нравиться всем. Это аксиома. Если бы г-н Кушелев в своих опусах говорил лишь о том, что ему не нравится проект, — одно дело. Но во всех публикациях он пытается подвести «научно-теоретическую» базу под свое мнение, показывая при этом плохо и криво сфотографированные элементы непринятых вариантов проекта на реконструкцию здания ТЮЗа и не показывая всю историю этого здания. Оговорюсь сразу, чтобы не было в дальнейшем недоразумений. Я называю этот проект реконструкцией потому, что этот термин был определен в наименовании конкурса (тендера), и ни я, ни г-н Кушелев не можем его изменить. Так вот, давайте разберёмся в теоретических изысканиях г-на Кушелева, посмотрим и сравним все периоды «жизни» этого здания и проектные решения. Прошу прощения у читателей за то, что мне придется цитировать г-на Кушелева, но это очень важно для понимания нашего спора.
— В чем же суть его претензий?
— Если собрать все претензии г-на Кушелева к проекту реконструкции ТЮЗа, то они сводятся к следующему. Бывшее здание магистрата (как он зарегистрирован в юридических документах) стало «только частью истории этого здания». Далее: «В 1949 г. Антиповым произведена именно реконструкция»… «общее архитектурное решение изменилось. Здание фактически получило новое, но абсолютно цельное архитектурное решение, новую связь частей и объемно-пространственную организацию…». Далее: «Центром его объемно-пространственной композиции стал конёк треугольного фронтона возведенной коробки сцены». «Сценическая коробка превратилась в архитектурную доминанту всего исторического центра Орла. Ротонда в его общем силуэте подчинилась новому масштабно-композиционному узлу всей постройки — коробке сцены, продолжая при этом играть ключевую роль в архитектурно-пластическом решении фасадов». Далее: «В 1990-х гг. над куполом ротонды водрузили шпиль якобы для «восстановления исторической справедливости». Это дилетантское решение окончательно «добило» здание, которое совершенно утратило благородство»… и т. д.
Любой проект, как и любое произведение искусства, не может нравиться всем. Это аксиома.
Перевожу для простого читателя: надо реставрировать здание ТЮЗа без шпиля и привести вид сценической коробки к виду проекта Б. В. Антипова. Г-н Кушелев сказал новое слово в теории архитектуры, он создал свои законы построения пространства, формы и композиции, посрамив тем самым многие поколения великих зодчих.
На снимке № 1 показано здание магистрата в первоначальном его виде. На снимке № 2 показан проект реконструкции этого, уже почти разрушенного в войну, здания для размещения драматического театра. Проект был разработан в 1946 г. под руководством Б. В. Антипова. Как вы можете заметить, этот проект не выполнен по «законам г-на Кушелева», а по нормальным, существующим. Никогда и нигде сценическая коробка (а тем более её элемент) не являлась доминантой, т. е. главным элементом объемно-пространственной композиции здания. То же и в этом проекте: архитекторы, знающие основы архитектуры и композиции, решили сценическую коробку на полном соподчинении главному элементу здания — угловой полуротонде входа. Вы посмотрите, как многозвучно декорированы колоннада и ротонда входной группы и как скромно, даже аскетично, декорирована сценическая коробка.
В этом проекте было несколько минусов, о которых знали очень немногие. Дело в том, что Бориса Владимировича Антипова я знал с 1978 г. до его кончины. Первый послевоенный главный архитектор г. Орла, получивший фундаментальное архитектурное образование, работавший затем главным архитектором Омска, затем главным архитектором Орловской области, человек необычайной порядочности, с которым и при участии которого мы сделали много проектов, часто делился со мной и многими коллегами воспоминаниями, опытом, видением тех или иных проблем архитектуры. Так вот, по разным причинам, прежде всего идеологическим, в проекте Б. В. Антипова не появился шпиль, о чем он очень сожалел. Хотя любой мало-мальски образованный архитектор, глядя на снимок № 1, скажет, что композиция данного здания «не равновесна» и в левой части (ротонда входа) не хватает завершающего элемента.
И второе. Архитекторы, выполняющие данный эскизный проект, не были знакомы с требованиями, предъявленными к сценическим коробкам. Такие проекты выполняли только специализированные организации. Потому в данном проекте нет ни парапета, ни элементов дымоудаления, вентиляции, выходов на кровлю и т. д. Именно поэтому впоследствии появился небольшой парапет над кровлей коробки (снимок № 3), затем увеличенный парапет (снимок № 4).
— Что же предложили ваши архитекторы?
— Авторы разработанного в настоящее время проекта решили воссоздать шпиль над ротондой для уравновешивания композиции здания и были вынуждены несколько изменить форму сценической коробки для доведения её до нормативных показателей. Да, и для этого элемента зданий есть нормативы пожарной безопасности, эксплуатации и др. Было сделано около 20 вариантов сценической коробки, но цель была одна — сделать её строго на соподчинении главному входному элементу, не перегрузив декором, при этом оставаясь в стиле классицизма.
На снимке № 5 представлен вариант фасадов, принятый к разработке градостроительным советом. Неужели кто-то может подумать, что постановка шпиля в 90-х годах велась без ведома Б. В. Антипова? Это были очень трудные годы, и Б. В. Антипов сожалел лишь о том, что сам шпиль исполнили отвратительно, он не имеет оптимальных пропорций.
Тут важно помнить, что мы имеем дело не только с реконструкцией с элементами реставрации исторического здания магистрата города Орла 1799 года, но и с реконструкцией помещений театра «Свободное пространство».
Поэтому специалисты «Гражданпроекта» предусмотрели в проекте не только замену кровли, восстановление наружной отделки, внутренней отделки помещений, а также покрытие паркетных полов специальными составами, обеспечивающими требуемую огнестойкость. Нашли новые современные решения вопросы по устройству системы вентиляции и дымоудаления, модернизации системы пожаротушения, ремонту системы отопления, реконструкции сцены — замена механики, светового и звукового оборудования, замена кресел в зрительном зале, технологическое переоснащение мастерских, бутафорских и складских помещений. Не забыли и про устройство дополнительных выходов для обеспечения эвакуации зрителей. Всё вышеперечисленное, по-моему, очень красноречиво говорит, что наши архитекторы подошли к проектному заданию с большой долей ответственности.
— А тут вам приписывают еще и коррупцию...
— Теперь по поводу разных обвинений. Г-н Кушелев гневно пишет о том, что имеют место подлог и коррупция, что почему-то проект выполняли две организации: ОАО «Гражданпроект» и ООО ВНТЦ «Истоки». Хочу образовать г-на Кушелева: «коррупции» в два раза больше, чем он предполагает! А для читателей поясню. В разработке данного проекта кроме вышеназванных организаций принимали участие еще ООО «ЛТМ Мьюзик» и ООО «Аудит Безопасности». Это обычная практика, когда заказчик заключает договоры (контракты) с несколькими исполнителями или генпроектировщик берет на субподряд другие проектные организации.
О масштабе разработанного проекта, его разделах и частях можно судить хотя бы по объему заключения государственной экспертизы — 77 страниц (без раздела «Сметы»).
В феврале этого года г-н Кушелев с небольшой своей командой направили письмо в Администрацию Президента РФ о всех выявленных ими фактах нарушений и коррупции. Прокурорская проверка по этому заявлению ничего не выявила. Г-н Кушелев возмущен тем, что проект был рассмотрен градостроительным советом без участия «независимой общественности», к которой, как я понимаю, он относит прежде всего себя. Ни я, ни мои коллеги не хотим иметь дело с такой «независимой общест­венностью», представители которой, не проверив факты, не выяснив обстоятельств, огульно хают всех и вся. Я не верю в искренность борцов за сохранение нашего наследия, пишущих письма о помощи власти, которую до этого поливали грязью в соцсетях. С архитекторами и проектировщиками надо разговаривать, полемизировать, критиковать, но не переходить грань приличий и дозволенного.
По разным причинам, прежде всего идеологическим, в проекте Б. В. Антипова не появился шпиль, о чем он очень сожалел.
Есть другая общественность — музейные работники, краеведы, представители научного сообщества, мудрые, знающие люди, всей своей жизнью подтверждающие понятие «интел­лигент».
Вот с этой общественностью нам по пути.
КОММЕНТАРИЙ
А вот как прокомментировал данную ситуацию вокруг проекта реконструкции здания ТЮЗа известный орловский краевед профессор ОГУ Виктор Ливцов:
— Хочу напомнить, что мы ведем речь о памятнике федерального значения, бывшем здании магистрата XVIII века, используемом ныне под театр для детей и юношества «Свободное пространство». И понятно, что оно приспособлено не для выполнения тех функций, которые были изначально запроектированы 200 лет назад: быть общественным центром города Орла, где располагались мэрия и городская дума. Соответственно, и зал для заседаний не планировался быть теат­ральным, как, впрочем, и другие служебные кабинеты.
Здание было разрушено во время Великой Отечественной войны и первоначально предназначалось для разборки.
Но потом пришло понимание, что средств для строительства нового в тяжелое послевоенное время в городском бюджете нет. В силу этого в генеральном плане восстановления исторического центра города, который реализовывал замечательный архитектор Борис Владимирович Антипов, будущий почетный гражданин Орла, все же предполагалось минимальными средствами восстановить здание магистрата.
Речь о реставрации не шла, потому что тогда не были выработаны критерии ценности этих зданий, которые существуют сейчас. Тем не менее был сделан проект, на здании должен был появиться шпиль, как я знаю от самого Антипова, но от шпиля впоследствии отказались, так как его венчал орел — признак ненавистного царизма. Через несколько лет здание магистрата вновь перестраивалось, появился увеличенный декорационный ящик, который сильно исказил первоначальный вид.
Затем встал вопрос о принятии этого здания на охрану, и мне как председателю регионального общества по охране памятников тогда стоило больших усилий всё же убедить и настоять, что этот архитектурный памятник сохранил элементы XVIII века. Мы приняли его на охрану не как здание ТЮЗа, а как историческое — магистрата города Орла с соответствующими поздними перестройками.
Теперь давайте вернемся к работе, выполненной институтом «Гражданпроект». Поскольку задание было не на полную реставрацию здания, которое в соответствии с его паспортом предполагало бы не возвращение к проекту Антипова, а к проектам XVIII столетия. Но для этого оттуда нужно выводить ТЮЗ.
Поэтому сейчас существует некоторый компромисс — здесь реконструкция с элементами реставрации. Но реконструкции прежде всего подвержены те постройки, которые возведены в разное время, но не имеют отношения к магистрату.
Помимо государственных историко-культурных экспертиз данный проект прошел ряд общественных слушаний, на которых большинство представителей культурной и научной общественности отмечало, что проект, предложенный институтом, приводил здание в соответствие с современными нормами и приближал к его историческому виду. Вновь появился шпиль с орлом.
Но тут появился господин Кушелев с резкой критикой данного проекта — к слову сказать, уже утвержденного — и принялся его разносить в пух и прах. Настойчиво высказывается идея, что нужно вернуться к проекту Антипова, утвержденному горкомом партии того времени, что мне представляется в корне неверным. Здесь взята неправильная точка отсчета: не от проекта Антипова, а от проектов XVIII века.
Но привести сейчас к ним мы не можем, поэтому речь идет только о частичном приближении, что и учли в своей работе специалисты «Гражданпроекта», без выведения из исторического здания коллектива столь любимого всеми театра «Свободное пространство».
Автор: Александр Савченко
17 Октября 2014 10:31

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений