Смертельное равнодушие

Четверо детей сгорели заживо на Орловщине за два дня.

Смертельное равнодушие
Деревня Ореховка находится совсем рядом с посёлком Залегощь, в 10 минутах езды. Страшная трагедия, которая случилась здесь ранним утром 12 декабря, потрясла всех. Сообщение о пожаре поступило в 5.20 утра. Как рассказал начальник пожарной части № 20 по охране посёлка Залегощь и Залегощенского района Валерий Калинин, в 5.31 на место пожара прибыли пятеро пожарных. К моменту приезда спасателей уже горела кровля по всей площади и внутренняя часть дома. Сразу зайти в дом пожарным не удалось из-за сильного задымления и открытого огня.
Кошмар на рассвете
— Сотрудники газодымозащитной службы при первой возможности зашли в дом, — рассказывает Калинин. — Комната была полностью выгоревшей. В кресле были обнаружены тела двоих детей. Причем старший ребёнок держал годовалую девочку на руках. Ещё один ребёнок был обнаружен на полу возле кресла…
Спасать там уже было некого. По предварительной версии следствия, смерть детей наступила от отравления угарным газом.
Как выяснилось позже, отец детей в момент пожара находился дома. Заметив возгорание, выбежал раздетый на улицу. Зайти назад он уже не смог — дом полыхал. Мужчина получил сильные ожоги и находится в тяжёлом состоянии в Залегощенской ЦРБ.
— У пациента обгорело 34 % тела, состояние стабильно тяжёлое, — пояснил лечащий врач Исмаил Гусейнов.
Алёна Березина — мать погибших детей — скорбно опустив голову, сидит у постели спящего мужа. Лицо заплакано, в глазах пустота. Вчера она похоронила детей. Рассказывать о событиях трагической ночи у неё получается с трудом — голос сбивается истеричными рыданиями.
— Около 5 утра я вышла в туалет, который находится у нас в огороде, — говорит она. — Меня не было около 15 минут. Я вернулась — дом уже полыхал. В одной ночной рубашке я убежала к соседям…
Это версия матери погибших детей. У односельчан Березиных версия совсем другая. Скучившись возле обгорелых обломков дома, они хором рассказывают, как сильно пили Березины и что Алёна в ночь пожара дома вовсе не была, а приехала уже на пепелище.
— Я с ними старалась не общаться, — рассказывает соседка Березиных Ольга Берестова. — Семья пьющая, неблагополучная. В ночь пожара я проснулась от сильного треска шифера. Глянула в окно — а там зарево от пожара. Выбежала, стала вызывать пожарных. Спасатели ехали долго. Около получаса, — опровергает слова залегощенских пожарных о моментальном прибытии Ольга. — Я кричала, будила соседей. Мы же знали, что в доме дети, но пробраться туда уже было невозможно.
Под особым контролем
Семья Березиных, в которой воспитывались трое малолетних детей, находилась на особом контроле в социальных службах района и органах опеки. С 2013 года она состоит на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних как семья, находящаяся в социально опасном положении.
— Мы хорошо знакомы с этой семьёй, — рассказывает секретарь комиссии Наталья Федина. — Я лично в составе так называемого социального патруля много раз посещала их дом с проверками.
Социальный патруль — это группа из сотрудников отдела соцзащиты населения, центра социального обслуживания, полиции и уголовно-исполнительной системы. Бригада проводит выездные проверки по спискам, которые составляются в соцслужбах района. В списках значатся неблагополучные, малообеспеченные семьи.
С 2013 года семью Березиных посещали несколько раз — каждые два-три месяца. Как уверяют сотрудники соцпатруля, ни разу в момент их приезда они не видели Алёну Березину в состоянии алкогольного опьянения. Но, как рассказывают злые языки, дес­кать, Алёна заранее знала время прибытия патруля: была трезва, дом прибран.
— Дома было чисто и тепло, дети накормлены, — рассказывает Федина. — Последнее наше посещение Березиных было 1 декабря, незадолго до трагедии. Спрашивала тогда: «Алён, чем топите?». Она ответила: «Газом». На электрической плитке варился суп. В комоде аккуратно сложены чистые детские вещи.
Отец семейства Владимир Березин работал у частного предпринимателя в Орле, регулярно приносил зарплату. Мать детей, 25-летняя Алёна, не работала, занималась воспитанием детей. Семья жила в небольшом деревянном доме, который Березины арендовали. В своё собственное жилище они только планировали переезжать. На средства регионального материнского капитала семья приобрела дом в той же Ореховке, в 10 метрах от сгоревшего. Дом требовал ремонта, Березины подкупали стройматериалы, складировали в новом доме.
Приказано отключить!
— В мае 2014 года в съёмном доме семьи Березиных был отключён газ за долги. На момент отключения газа долг составлял около 20 тысяч, а на момент пожара 2700 рублей, — рассказывает глава Залегощенского района Виктор Брежнев. — О том, что Березиным отключили газ, я узнал только после пожара. Они не сообщали нам об этом. Если бы мы знали об отключении, немедленно помогли бы с погашением долга. Многодетным семьям, которых в районе более 200, не отказываем в помощи никогда.
Стоит отметить, что отключение газа производили сотрудники ОАО «Газпром газораспределение» филиал в Орловской области. Такую информацию нам предоставила пресс-секретарь ОАО «Газпром газораспределение Орёл» Светлана Куревина. Также она пояснила, что в данный момент идёт процесс передачи в ведомство их службы сетей ОАО «Газпром газораспределение» филиал в Орловской области.
Светлана Куревина также пояснила, что сотрудники филиала ОАО «Газпром газораспределение Орёл» отслеживают отключение за долги газа в домах многодетных семей. По ее словам, о долгах таких семей сотрудники службы сообщают районным властям, а долги за газ секвестируются.
Почему таких действий не предприняли в ОАО «Газпром газораспределение» филиал в Орловской области? Почему отключили газ молча?
Дом Березиных на момент трагедии отапливался тепловым вентилятором. В рабочей версии следствия причиной возгорания называется именно перегрузка сети из-за работающего тепловентилятора.
— Предположительно произошло короткое замыкание, — рассказывает руководитель Залегощенского межрайонного следственного отдела СУ СК России Олег Шабунин, который входит в следственно-оперативную группу по расследованию пожара. — Замыкание предположительно произошло из-за аварийной работы электропроводки. Грубо говоря, произошла перегрузка.
Как могло случиться, что глава района, соцпатруль, дотошные соседи в конце концов не были в курсе полугодового отключения газа в многодетной семье? Чиновники утверждают, что Алёна их обманывала, говоря, будто они топят газом. Алёна и сама подтверждает это.
— Я боялась, что у меня заберут детей! — говорит она.
Действительно, в 2014 году собиралась уже вторая комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав, на которой решался вопрос поведения многодетной матери Алёны Березиной. Сигналы SOS подавали соседи и мать Алёны Ольга Михайловна, которые жаловались на молодую женщину, обвиняя её в злоупотреблении алкоголем.
— На последней комиссии мы даже ставили вопрос о лишении Алёны родительских прав, — рассказывает Наталья Федина. — Она плакала и умоляла не отбирать детей, дать ей последний шанс. Тогда, в феврале 2014 года, Алёна была отправлена на противоалкогольное лечение. Проще говоря, Березину «закодировали», оставив ей ещё один шанс.
В этой связи вспоминаются душераздирающие кадры иных телевизионных передач про то, как у несчастных матерей отбирают детей, помещая их в приюты. Но ведь в приюте дети остались бы живы…
Мать Алёны Ольга Астапенко проживает тоже в Ореховке, на другом конце деревни. Она держит большое хозяйство, чтобы помогать многодетной дочери, а также воспитывает старшего сына Алёны Игоря, который родился в первом браке. Проживание с бабушкой спасло Игорю жизнь.
— Нехороший муж у неё был, — заливаясь слезами, рассказывает Ольга Михайловна. — Пили они вместе, за детьми не смотрели. Ей бы, дуре, мужика строгого, непьющего, так всё хорошо было бы. Как же жить теперь? Внучаточки мои маленькие погибли…
Вопросы без ответов
По пожару в Залегощи возбуждено два уголовных дела по двум составам преступлений, предусмотренных ст. 109 (ч. 3) «Причинение смерти по неосторожности» в отношении родителей детей и ст. 293 (ч. 3) «Халатность».
— Дело по статье «Халатность» возбуждено по факту гибели детей, — рассказывает Олег Шабунин. — В рамках расследования уголовного дела будет дана оценка бездействию должностных лиц органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в чьи обязанности входил контроль за этой семьей. Будет определено виновное лицо, которому в обязательном порядке предъявят обвинение.
Вечные наши вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» уже наконец требуют ответа. Ведь это далеко не первый случай, когда на Орловщине по недосмотру гибнут дети. Буквально через пару дней после трагедии в Залегощи, 14 декабря, в деревне Грязное Верховского района в пожаре погибли бабушка и её двухгодовалый внук. А в январе 2010 года в Верховье в своем доме сгорели мать и пятеро детей. Дом был отключён от света и газа за долги.
— Я виновата! — сотрясаясь от рыданий, едва проговаривает Алёна.
Но виновата не только молодая мать (Алёне всего 25 лет, и, к слову, она совсем не похожа на «алкашку»!). Сейчас на неё накинулись все — начиная от собственной матери и заканчивая соседями. А ведь каждый из них сыграл свою роковую роль в этой страшной трагедии. Ведь очевидно, что если бы не отключали газ, дети остались бы живы.
То есть больше полугода семья с тремя маленькими детьми, к слову, исправно старающаяся выплатить задолженность, жила без отопления. И никто из властей, из родственников, из соседей, до деталей осведомлённых даже о том, что у семьи на обед и кто где ночевал, об этом не знал, это никого не тревожило? Потрясает абсолютная разобщенность целого комплекса служб, сотрудники которых не посчитали нужным сообщить местным властям, что отключают газ в доме многодетной семьи. Мы тут все переживали, как там далекие украинцы замерзнут без нашего газа, а тут под боком оставляют своих детей без тепла…
Абсурд ситуации в том, что соцслужбы не замечали пьяную мать, глава района — отключённый газ, соседи равнодушно помалкивали. И все возмущаются, и все не при делах. Вот только троих маленьких детей уже не вернешь. Детей, которыми при встрече умилялись односельчане, трепали за розовые толстые щёчки, которыми как примерными воспитанниками многодетной семьи гордился район…
Вот это и есть то самое в буквальном смысле губительное равнодушие. И до тех пор, пока за него не будут реально наказывать, наши дети будут гибнуть в огне.
Автор: Марьяна Мищенко
17 Декабря 2014 12:49

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений