Три парада Николая Цокова

Ветеран Великой Отечественной войны Николай Егорович Цоков - участник трёх послевоенных парадов Победы на Красной площади.

Три парада Николая Цокова

Я встречалась с Николаем Егоровичем в мае 2013 года, а 24 августа 2015 года его уже не стало. Но в моей памяти он остался жизнерадостным, активным, остроумным человеком, а ещё - замечательным рассказчиком. В преддверии парада Победы хочется ещё раз вспомнить о нелёгкой, но интересной судьбе участника войны из села Игумново Новосильского района Николая Цокова.

Мамина пшёнка

В ноябре 1943 года 17-летний Коля получил повестку. Он не хотел, чтобы мама провожала его до самого военкомата, но та настояла. Шли несколько километров. Женщина знала, что новобранцев покормят только на следующий день, а ей так хотелось побаловать сына чем-то домашним перед тем, как он уйдёт в неизвестность.

- Мама вдруг развязывает узелок и достаёт горшочек пшённой каши, - рассказывал мне Николай Егорович. - Это ж надо, несла кашу и молчала, чтобы только напоследок меня накормить. Та каша, ароматная, с дымком, помнилась мне потом всю войну…

Николая отправили под Воронеж в учебную роту истребителей танков. Но когда попал на 3-й Белорусский фронт, оказалось, что его специальность уже не нужна. Парню приказали: «Пойдёшь в автоматчики танкового десанта. Они сейчас нужны».

Автоматчики обычно находятся на броне танка, а во время наступления - рядом с ним. Тяжело было ночью во время движения - невыносимо хотелось спать. Со временем Николай научился спать на броне: пристёгивал себя солдатским ремнём к поручню на танке, чтобы не свалиться под гусеницу, и отключался.

Вещий сон

Николай Егорович рассказывал мне, что на войне редко снятся сны. Просто проваливаешься в бездну - и спишь мертвецки. Но однажды ему приснилось, будто стоит над ним священник и посыпает его чёрной землёй, выкладывая на теле крест. Сон оказался пророческим.

На следующий же день, перед боем, Цоков с товарищами получил задание окопаться у стены заброшенного здания. Только подготовились, как прогремел сильный взрыв. Николай даже не сразу понял, что произошло.

- Я только увидел, как мои ватные штаны стали напитываться кровью, потом все тело пронзила боль, - делился со мной воспоминаниями Николай Егорович. - Убит? Но почему в сознании? Ранен? Но куда? И вдруг мелькнула мысль: «Наверное, вот так умирают на войне». Лежал и боялся пошевелиться, боялся спугнуть жизнь.

Оказалось, он получил сразу три ранения в ногу. Николая на плащ-палатке оттащили к походному лазарету, но там раненого только перевязали. И лишь на следующий день пришла машина и его отправили в госпиталь. Когда Николай наконец попал к хирургу, у него уже поднялась высокая температура и кожа на ноге начала чернеть. Перед операцией парню сделали только обезболивающий укол, а общий наркоз старались приберегать для самых тяжёлых случаев - ампутации или ранении в голову. Так что вырезали Николаю из ноги три куска практически наживую.

Погребённый заживо

После госпиталя Цокова направили под Кёнигсберг в 1-ю Московскую гвардейскую дивизию. Как сообразительного, молодого и уже обстрелянного бойца его определили в разведроту. Перед штурмом Кёнигсберга Николай получил задание - разведать маршрут для прохождения пехоты. В дом, у которого оказался разведчик Цоков, попал снаряд, и парня засыпало кирпичом и бетоном.

Николай провёл под завалом ночь, а сколько ещё, кроме ночи, он не помнил, потому что потерял сознание. Обнаружила его похоронная команда, которая разбирала завалы и собирала трупы. Николая подняли, чтобы забросить в кузов, но парень неожиданно застонал. Это его и спасло. Холодного, синюшного, без сознания, но живого солдата отправили в госпиталь, где заживо погребён­ный пришёл в сознание лишь на вторые сутки.

Николай Егорович говорил мне, что считает себя счастливым и очень везучим человеком. Ведь сколько раз он был на волосок от смерти, но выживал. С фронта Николай Егорович привёз орден Отечественной войны I степени, медаль «За взятие Кёнигсберга», три медали «За боевые заслуги».

Он и в мирной жизни сумел себя реализовать. После войны окончил Всесоюзный заочный машиностроительный институт, работал токарем-расточником, начальником цеха, начальником ОТК орловского завода «Дормаш». А когда ушёл на пенсию, стал записывать воспоминания. Он автор книг «Моя война», «Записки ветерана завода «Дормаш».

Когда мы прощались с Николаем Егоровичем, он пожелал мне крепкого здоровья, успехов и чтобы ни моё поколение и никакое другое не знали войны.

Автор: Ирина Почиталина
24 Июня 2020 12:26

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений