Все орловские врачи научились работать в экстренном режиме

За самоотверженность и высокий профессионализм, проявленные при исполнении врачебного долга, орденом Пирогова награждена заведующая гепатологическим центром Орловской городской больницы им. С.П. Боткина, главный внештатный инфекционист департамента здравоохранения Орловской области Виктория Сергеевна Адоньева.

Виктория АдоньеваВиктория Адоньева за последние несколько месяцев стала известна не только в области, но и за её пределами своими резкими, но здравыми высказываниями относительно ситуации с коронавирусом. Она не побоялась обозначить проблемы, которые и в самом деле имелись. Был и стремительный наплыв больных, и нехватка кадров, и коек какое-то время не хватало. А вот чего у нас всегда в достатке, так это согласно кивающих любому начальству в любой ситуации или просто осторожно помалкивающих.

- Виктория Сергеевна, какова обстановка сегодня?

- Сегодня определённый уровень заражения сохраняется. Сейчас народ поехал отдыхать, и Крым, и Краснодарский край не очень стабильно смотрятся на эпидемиологической карте. Есть опасение, что с активным выездом населения в регионах может осложниться эпидемиологическая ситуация. Учебный год близится, это тоже несколько настораживает, потому что будет большая скученность детей. Как смогут педагогические коллективы организовать их разобщение по классам согласно рекомендациям Министерства образования? В общем, вопросов много, и успокаиваться, наверное, преждевременно.

- Что-то уже изменилось к лучшему?

- Недавно прошло совещание в департаменте и прозвучал ряд позитивных моментов. Частично выводим уже койки из под COVIDа. Будет рассматриваться вопрос о плановых госпитализациях. Сейчас мы свой инфекционный корпус с разрешения начальника департамента готовим для госпитализации больных с различными формами инфекционных заболеваний. Начнём активный профессиональный приём, выведем инфекционистов в их плановую работу. Так что позитивные изменения есть.

- Какой урок извлекли медики и обычные люди и извлекли ли?

- Люди разные. Часть из них достаточно серьёзно восприняли ситуацию и вели себя эпидемиологически грамотно. Другие по-прежнему не верят в существование коронавируса, ведут привычный образ жизни и относятся ко всему наплевательски. Они просто не видят наших пациентов, не видят как им тяжело. От них это скрыто, поэтому нет и видения проблемы. Конечно, это большой урок и для простых, рядовых граждан, и для сотрудников медучреждений, и для организаторов здравоохранения. Я бы не упрекнула нашу медицину в несостоятельности - мы неплохо среагировали на угрозу коронавируса. Наши врачи научились работать в экстренном режиме. Мы ведь больница плановая, за исключением инфекционной службы, тем не менее все наши специалисты - хирурги, терапевты, гинекологи, неврологи, эндокринологи, - все абсолютно, прошли обучение и научились работать врачами экстренной инфекционной помощи. И хорошо работают. Я абсолютно в них уверена. Если первые неделю­две, когда инфекционисты уже начали выдыхаться и когда мы ввели, так сказать, свежие силы в бой, я опасалась, что они не справятся, то сейчас вижу, как слаженно и профессионально они работают. Я искренне благодарна всем коллегам за их труд и поддержку! Наши сотрудники многое приобрели в этой ситуации, в знании, в опыте, вышли на принципиально более высокий уровень. И знаете, это очень сплотило коллектив. Думаю, что это касается всех лечебных учреждений.

- А что говорят организаторы здравоохранения?

- Опыт немножко грустный, конечно, ведь есть потери. Перестраиваться пришлось экстренно, быстро адаптироваться к ситуации. Тем не менее нет худа без добра. Все заговорили о том, что надо укреплять, реорганизовывать, реструктуризировать инфекционную службу, делать её более мощной, мобильной, оснащённой, способной противостоять и сегодняшней угрозе, и потенциальным будущим. Наверное, это не последняя вспышка, не последняя неприятность, которая постигла человечество. Надо быть ко всему готовым. И потому в нашем департаменте здравоохранения поднимался вопрос о том, что надо либо организовывать новую инфекционную службу, либо значительно укреплять и расширять существующую.

- Вы говорили в своих интервью, что COVID - заболевание сложное и «интересное».

- Это заболевание с инфекционным началом, но проблемы создаёт терапевтические. Протекает очень интересно. Возникают острое поражение микроциркуляторного русла, выраженные нарушения свёртывающей системы, что, помимо поражения органов дыхания, может привести к нефропатии, развитию коронарного синдрома, острого нарушения мозгового кровообращения. Это как раз то, с чем работают неврологи, терапевты, кардиологи. А вообще, последствия, которые наступят у людей, перенёсших COVID, нам ещё предстоит оценить. Это должно быть большое ретроспективное исследование. Отдалённых последствий мы пока не видим. Можем только сказать, что у людей, перенёсших тяжёлый COVID, формируется значительный фиброз лёгких, приводящий к развитию дыхательной недостаточности. Мы сейчас планируем приобрести для инфекционной службы спирограф - прибор для оценки функций внешнего дыхания. Есть случаи, когда пациенты, выписавшиеся и вылечившиеся от COVIDа, через неделю перенесли инсульт. Это позднее осложнение, связанное с поражением сосудов. И с этим ещё придётся работать долго.

- Какой период был самым трудным в работе?

- Самым трудным был июнь: шёл большой поток тяжёлых пациентов. На всех не хватало медработников, которые бы за ними тщательно наблюдали. Все беды всегда от недостатка кадров. Не только от недостаточной обеспеченности и подготовленности. Сейчас у нас хватает людей для того, чтобы пациенты были на постоянном контроле. Это, естественно, улучшает качество лечения.

Мы по-прежнему развёрнуты как ковидный госпиталь, хотя пациентов меньше, чем в июне, но они тяжёлые. Проведя такой небольшой ретроспективный анализ, поняли, что все они принципиально другие, чем были в марте и мае, заболевание протекает по-другому, анализы тоже другие. Вирус меняется, мутирует. Если в начале речь шла о двух субтипах, сейчас их уже около ста.

- И что делать? Что бы вы посоветовали людям, в том числе тем, кто очень легко перенёс COVID?

- Пришло осознание, что с этим придётся жить долго. Вирус нашёл свою нишу, пищевую цепочку. Он не уйдёт от человека, потому что ему у нас очень хорошо. Может быть, со временем ослабнет, начнётся какое-то менее жёсткое течение, более лёгкое, потому что у него нет цели нас убить, а лишь использовать для своей жизни.

Всем заболевшим я бы рекомендовала сначала провести оценку степени поражённости лёгких, изменений в анализах крови, прежде чем начинать лечение. То есть любому пациенту предварительный скрининг на наличие коронавируса, поражения лёгких и на основные лабораторные параметры обязательно должен быть проведён. Имелось много публикаций о том, что у людей, которые очень легко перенесли коронавирус, КТ всё же обнаруживает от 15 до 20% поражения лёгочной ткани.

- Замечено, что COVID жёстче расправляется с полными людьми…

- Это так. В реанимации у нас часто лежат люди с избыточным весом. Были пациенты и по сто килограммов, и даже 170. Когда мы видим тучного пациента, у нас уже холодок по коже пробегает. Такие люди гораздо тяжелее болеют. Вторая группа риска - это больные сахарным диабетом. У них риски тяжёлого течения и возникновения осложнений так же значительно выше, чем в общей популяции. Поэтому тут для многих тоже есть повод задуматься и что-то изменить в своей жизни. Не зря Всемирная организация здравоохранения объявила ожирение одним из главных бичей современного общества.

- Что бы вы пожелали орловцам?

- Берегите себя, своих близких и окружающих. Часто, выходя из «ковидария», где страдают, а иногда и погибают люди, испытываешь какой-то душевный диссонанс, когда видишь человеческую беспечность: большие скопления людей, переполненные парки и места отдыха, пренебрежение элементарными мерами безопасности. Это вовсе не значит, что нужно запретить себе все радости жизни, но надо научиться вести себя разумно.


Фото: facebook.com
Автор: Анжела Сазонова
31 Июля 2020 17:24

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений