«Ждите. Врач придёт»: Орловец из посёлка Добрый в течение часа умирал в приёмном отделении Плещеевской районной больницы, но помощи так и не дождался

Вечером у 57-летнего Юрия Демкина поднялась температура. В течение ночи состояние продолжало ухудшаться. Утром температура подскочила до 40, давление 115 на 54, пульс 118.

«Ждите. Врач придёт»: Орловец из посёлка Добрый в течение часа умирал в приёмном отделении Плещеевской районной больницы, но помощи так и не дождался

- Муж стал задыхаться, его трясло, и я позвонила в скорую примерно в семь утра, - рассказывает супруга Раиса Ивановна. - Девушка сказала: «Перезвоните через 10 минут. Я сейчас занята». Перезваниваю, объясняю, что муж диабетик на инсулине. Мне в ответ: сейчас каждый пятый с диабетом, мол, стоит ли из-за этого «скорую» гнать, я передам вас участковому врачу, и он придёт на дом.

Раиса объясняла, что не может ждать, потому что мужу очень плохо, он задыхается. Женщина кричала, просила побыстрее прислать скорую помощь. Когда приехала машина, мужчина уже не мог передвигаться самостоятельно. Дойти до машины ему помогли. Раиса видела ужасное состояние мужа, поэтому просила водителя включить сирену, чтобы быстрее добраться до больницы.

- Но водитель мне сказал: «А вы будете за меня штраф платить 1500 рублей?», - говорит Раиса. - Я ему отвечаю, что сейчас же готова отдать эти деньги, только быстрее в больницу. Но сирену он так и не включил.

Чтобы перевезти обездвиженного мужчину от машины до приёмного отделения, не могли найти каталку. Непонятно: почему не использовали ту, которая сейчас есть в любой машине скорой помощи? Юрия доставили на инвалидном кресле, с которого он просто сползал.

- В приёмном отделении я с трудом перевалила Юру на кушетку и стала кричать: «Подойдите хоть кто-нибудь, человек задыхается», - со слезами на глазах вспоминает Раиса. - А мне в ответ: «Ждите. Сейчас придёт медсестра, возьмёт анализ крови». Но никто к нам не торопился, хотя в отделении мы были единственными пациентами.

Женщина как могла успокаивала мужа: «Юра, миленький, потерпи, сейчас врач придёт. Скажи: где у тебя болит?». Но мужчина уже не мог отвечать - только держался за левый бок и задыхался. Раиса умоляла медиков, которые находились в приёмном отделении, сделать хотя бы укол от боли в сердце. Через 20 минут пришла медсестра, взяла кровь на анализ.

- И опять ждём, - рассказывает Раиса. - Я кричу, прошу хоть чем-то помочь. Пришла медсестра, сделала укол - не знаю какой. Минут через 20 приходит врач и заново расспрашивает: где болит и как болит? Потом сказал, что это тахикардия, и ушёл. Приходит другой врач. Я говорю, что же вы всё ходите, сделайте хоть что-нибудь.

Несчастную женщину попросили немного подождать, сейчас больного отвезут в терапию, но надо найти каталку. Это по меньшей мере странно, что в приёмном отделении скорой помощи не нашлось каталки для перевоза лежачих пациентов. Понадобилось время, чтобы найти каталку. Но как можно класть больного человека на холодную металлическую поверхность?

- Мужа трясло, всё тело ледяное, - говорит Раиса Ивановна. - Я попросила постелить хотя бы простынку или клеёнку, но на это мне ответили: «Где мы вам их возьмём?». Я тогда положила куртку, но переложить мужа оказалось мне не под силу. Я подходила то с одной стороны, то с другой - никак не получается, кушетка низкая, а каталка высокая. Прошу мужа приподняться немного, а он как будто не слышит меня, смотрит в одну точку.

Женщина обратилась за помощью к медикам, но встретила только равнодушные взгляды. Минут 15 Раиса бегала вокруг каталки, а потом вышла в смежное помещение, где стояла очередь в регистратуру, и закричала от бессилия: «Люди, помогите, человек умирает!»

- Я готова была упасть перед людьми на колени, только бы помогли, - плачет Раиса Ивановна. - Двое мужчин откликнулись и переложили Юру на каталку. Но повезли его не в терапию, а в хирургию. Я случайно услышала разговор, что, мол, «до терапии не довезём», до хирургии быстрее. Поставили каталку у перевязочной и сказали: «Стойте здесь. Ждите!» Опять ждите. У меня уже не было сил взывать к помощи. Я молилась.

Мужчину завезли в перевязочную, и Раиса Ивановна услышала из-за приоткрытой двери, как доктор кого-то срочно вызывал. Потом прибежала девушка с каким-то аппаратом.

- Наверное, это был дефибриллятор, которым запускают сердце, такой чемоданчик с двумя «утюжками», - говорит Раиса. - И я сразу всё поняла.

…В справке о смерти стоял диагноз «острая сердечная недостаточность и атеросклеротическая болезнь сердца». О какой высокотехнологичной помощи можно говорить, если в больнице (не в глубинке, а рядом с областным центром) нет элементарной каталки, клеёнок, простыней? Или, может быть, об этом никто из персонала не хотел «заморачиваться»? Мало ли что там просят пациенты! Стойте и ждите …

P.S. Этот материал редакция отправляет в департамент здравоохранения Орловской области для профессиональной оценки случившегося.

Фото: vk.com
Автор: Ирина Почиталина
5 Октября 2018 15:20

Комментарии

Мне нравится0
виктор
очень обидно за наших врачей,которые за такую огромную зарплату совершенно не помогают людям... Не стыдно получать по сорок тысяч стимулирующих,плюс зарплата и ничего не делать...Очень страшно кто будет лечить дальше, так как выпускаются бездарные,тупые и НАГЛЫЕ.. Куда смотрит главный врач Касьянов Юрий Анатольевич...И почему стимулирующие,премии платятся одним врачам,разве кроме врачей больше никто не работает в больнице???
Имя Цитировать Мне нравится0


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений