Человек слова

80 лет назад был репрессирован, а затем расстрелян редактор «Орловской правды» Иван Милковский.

Человек слова

Прежде чем Иван Антонович Милковский в 1936 году вступил в должность временно исполняющего обязанности ответственного редактора «Орловской правды», он успел поработать на поприще журналистики в Тамбовской и Воронежской областях, а также в течение двух лет возглавлял ливенскую газету. Пост редактора «Орловской правды» он занял вместо арестованного главреда Ефима Шект-Секты, впоследствии расстрелянного. При этом, проработав в газете всего около года, Милковский повторил трагическую судьбу своего предшественника: был репрессирован, а затем также приговорён к высшей мере наказания.

Сын Ивана Милковского Сергей Иванович, проживающий в настоящее время в Москве, не раз посещал Орёл, в котором он родился, вырос и потерял своего отца. Вот и накануне 80-летия трагических событий Сергей Милковский вновь побывал в нашем городе, посетил редакцию «Орловской правды», с грустью заглянул в окна дома №14 по ул. Ленина, где он провёл своё детство.

- Мне было всего два с половиной года, когда глубокой ночью в нашу квартиру ворвались сотрудники НКВД, - ​вспоминает Сергей Иванович. - ​Отца арестовали, и больше он домой уже не вернулся. Квартиру перевернули вверх дном, а в качестве дополнительного компромата чекисты прихватили с собой томик Есенина.

Из обвинительного заключения: «Управлением НКВД по Орловской области вскрыта и ликвидирована контрреволюционная правотроцкистская, террористическая, вредительская организация, проводившая активную вредительскую работу и подготовлявшая террористические акты над вождями ВКП(б) и руководителями Советского правительства».

Милковского обвиняли ни много ни мало в том, что именно им в начале 1937 года в редакции газеты «Орловская правда» была организована эта самая контрреволюционная, троцкистская группа. «Ставя своей задачей покрывать контрреволюционную деятельность правотроцкистской организации г. Орла, Милковский совместно с участниками данной троцкистской группы задерживал и уничтожал поступающую в редакцию корреспонденцию, разоблачающую вражескую работу участников организации, осевших в предприятиях, хозорганизациях и Соваппарате гор. Орла. Милковский сознательно задерживал опубликование материалов по выборам в Верховный Совет СССР».

Размах сфальсифицированного обвинения наглядно демонстрирует атмосферу недоверия и доносительства в 1930-е годы. Так, Милковского обвиняли в том, что корректор Соколов допускал в газете ошибки, при этом акцент делался на то, что Соколов - бывший белый офицер, хотя документальных доказательств тому нет. Не нравилось чекистам и то, что в редакции трудилась племянница Тухачевского Елена Хитрово.

А вот как эти события описывает в своей книге «Реквием» Василий Катанов: «Наивный редактор пытался отстоять право на критику. Но после ареста директора шпагатной фабрики Маринина в связях с ним, «врагом народа», был обвинён и Милковский. 13 ноября 1937 года его исключили из партии. Потрясённый Иван Антонович взялся за перо и написал в Центральный комитет. Объяснил причину двух случайных встреч с Марининым, уверял, что «никогда и ни в каких оппозициях и группировках не состоял».

Но это письмо не спасло Милковского. В ночь на 26 ноября 1937 года он был арестован, а спустя год заключения в СИЗО вместе ещё с двадцатью одним «врагом народа» был расстрелян. Ивану Антоновичу было всего 37 лет.

- Отец был бесконечно предан партии и делу Ленина и Сталина, за это и пострадал, - ​говорит Сергей Иванович Милковский. - ​Журналистика тогда считалась частью партийной работы, и в 1930-х годах репрессии неизменно коснулись газетчиков.

Сергей Иванович долгие годы пытался найти общую могилу, а вернее - яму, куда были сброшены тела несчастных. В 2000-х годах он узнал, что трагедия произошла, скорее всего, не в Медведевском лесу, как считалось ранее, а во дворе Орловского централа. С тех пор, каждый раз бывая в Орле, он обязательно возлагает цветы и к этому месту возможной гибели отца.

- Если бы я точно знал, где он захоронен, я бы предпринял все усилия, чтобы провести эксгумацию и похоронить отца рядом с матерью - ​на Троицком кладбище Орла, - ​говорит Сергей Милковский.

После расстрела отца жизнь семьи Милковских круто изменилась. Супруга Варвара Александровна с тремя детьми и домработницей Татьяной были переселены из трёх комнат в одну. В остальные въехали сотрудники госбезопасности. Во время войны семье не удалось эвакуироваться, и Милковские остались практически без средств к существованию. Маленькому Серёже порой приходилось за кусок хлеба возить на самокате фашистские пожитки с вокзала. Но он пережил все эти тяготы.

Сейчас Сергею Ивановичу Милковскому идёт девятый десяток. Он известный на всю страну архитектор, лауреат Госпремий СССР и РСФСР. Вновь, как много раз до этого, он стоит у дома №14 по ул. Ленина и вглядывается в окна квартиры, которую 80 лет назад навсегда покинул его отец. Теперь на этом доме установлена мемориальная табличка, посвящённая памяти редактора «Орловской правды» Ивана Антоновича Милковского, чья профессиональная деятельность стала причиной его гибели.

В 1957 году И.А. Милковский был полностью реабилитирован.

Автор: Роман Александров
18 Августа 2017 08:09

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений