Бабочки не выживают в темноте

Имеет ли право один человек распоряжаться другим? Законсервировать его, как бабочку, лишив свободы?

Бабочки не выживают в темноте

Премьерный спектакль Орловского академического театра им. Тургенева «Бабочки не выживают в темноте», выполненный в особенной, можно даже сказать, гротескной манере, потряс своим изощрённым психологизмом орловского зрителя.

Новый сезон тургеневский театр по причине затянувшегося ремонта здания вынужден был открыть на малой сцене, и поэтому выбранная для премьеры драматургическая основа подчёркнуто камерная - ​это психологический триллер на двоих. «Бабочки не выживают в темноте» - ​инсценировка популярного в своё время романа английского писателя Джона Фаулза «Коллекционер». Спектакль поставила режиссёр Ольга Шведова (Канада, Торонто) - ​давний друг художественного руководителя театра Игоря Черкашина. Премьерная работа открыла ранее анонсированный специальный проект для малой сцены «Театр не для всех».

- Проект подразумевает некую резкую драматургию, резкую, необычную режиссуру, другой способ существования артиста,

какие-то ноу-хау в нашей театральной кухне, - ​рассказал, обращаясь перед премьерой к зрителям, Игорь Черкашин. - ​И к тому же в названии проекта содержится некий посыл, задевающий самолюбие зрителя и интригующий одновременно: мол, как это «театр не для всех»? Не для меня, что ли?

На сцене тусклый свет. Звучит тревожная музыка. В глубине сцены - диван и стойка с вешалками для одежды. Эта скупая декорация (художник-постановщик Екатерина Камышалова), как поймём мы потом, изображает витрину коллекционера с приготовленным местом для нового экземпляра. Главный герой Фредерик (Антон Карташев) любит бабочек: собирает их, прикалывая каждую на булавку в специальную коробочку. Точно также он решил обойтись и с девушкой, которую, как он считает, полюбил. С поразительным спокойствием герой рассказывает зрителю душераздирающую историю о том, как влюбился в девушку, как своеобразно решил завоевать её сердце - ​заточить её в подвал большого дома и заставить полюбить себя.

Бегающие глаза, своеобразная болезненная стыдливость, рубленые, как у робота, движения - ​всё это определённо выдаёт в молодом человеке маньяка. Фредерик бережными движениями поглаживает нарядные платья своей узницы, которые он приготовил для неё - ​у зрителя по спине пробегает холодок, возникает предчувствие чего-то страшного. Так же неторопливо и спокойно прикалывает он живую бабочку на булавку…

Здесь стоит отметить великолепную актёрскую работу Антона Карташева, который отточил свой образ сумасшедшего коллекционера бабочек до мелочей: кривая улыбка, тихий голос, срывающийся порою на крик, холодный непроницаемый взгляд, неприятно приглаженные волосы. Такие детали вкупе вызывают у зрителя отвращение к этому болезненно ограниченному человеку.

Режиссёрские приёмы в спектакле резки, неожиданны и заставляют зрителя переживать целый спектр эмоций - от умиления до отвращения.
Противоположностью Фредерику выступает его нежная, хрупкая, трепетная жертва - ​художница Миранда (Ольга Форопонова). Одетая в лёгкую шифоновую блузу, она напоминает бабочку с яркими, нежными крылышками. Как в капроне прочного сачка, героиня бьётся в застенках подвала, не имея возможности дышать свежим воздухом и видеть солнце. Поначалу она пытается объяснить Фредерику неправильность его методов обольщения, но со временем понимает, что разговаривает с бездушным «мертвецом», к тому же ещё и абсолютно сумасшедшим.

Режиссёрские приёмы в спектакле резки, неожиданны и заставляют зрителя переживать целый спектр эмоций - ​от умиления до отвращения. Вот Фредерик, повышая голос, объясняет Миранде свои «правила», она же затыкает уши, и зритель в эти моменты видит только шевелящиеся губы Фредерика и звериные эмоции на его лице - ​самой «правильной» речи не слышно. Зритель так же не слышит главного героя, как не слышит его закрывшая уши Миранда. Создатели спектакля показывают, какая глухая стена непонимания может возникнуть между двумя людьми.

Невозможность достучаться друг до друга - ​любимая тема писателей-экзистенциалистов - ​здесь доведена до крайности тем обстоятельством, что один из партнёров - ​попросту психически неполноценный человек. И когда исполнитель роли Фредерика подчёркивает болезненность своего героя, зрителю становится страшно. Потому что понимаешь: никакое существо не уйдёт живым от этой биологической машины, лишённой души. (Кстати, древние греки словом «бабочка» (психея) называли душу!).

Режиссёр строит спектакль по принципу киноплёнки - ​как в кино, зритель видит выхваченные светом мизансцены: Миранда лежит на диване, убитая горем, Миранда пишет дневник, задумывает бежать. Наиболее острые моменты сопровождаются экспрессивной музыкой, а актёры начинают двигаться замедленно, как в скоростной съёмке. Такой приём использован, к примеру, в сцене попытки побега девушки, когда она замахивается стулом на мучителя, пытаясь сбить его с ног.

Кажется, нет конца этой мучительной истории. Душевные страдания Миранды (Ольга Форопонова) буквально физически передаются зрителю: актриса с самого начала спектакля берёт рыдающую нотку, захлёбываясь слезами.

Финал страшен: Миранда погибает, коллекционер хладнокровно заворачивает её стройное тельце в белую простыню. Ведь бабочки не выживают в темноте. Заключительным аккордом, морозящим кровь, становится сообщение Фредерика о том, что он вычислил себе новую жертву - ​ещё одну молодую красавицу (Надежда Захаркина). Под звуки страшного танго трое актёров выходят на поклон к зрителю, который задумался: ​кто из нас следующая жертва бездушного коллекционера?

Справка

Роман «Коллекционер» был переведён почти на тридцать языков, по нему сняты фильмы, ставились спектакли, в том числе и в Москве. Спектакль по роману «Коллекционер» был впервые поставлен в Москве в театре Р. Виктюка.

Автор: Марьяна Мищенко
23 Сентября 2016 10:42

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений