На дальней на чужбине уважаем, но более на Родине любим

Известный московский журналист Юлия Варенцова, которую многие помнят по проекту НТВ «Профессия — репортер» и, увы, не многие знают как автора потрясающе глубоких фильмов на тему православия на канале «Культура», побывала в Грассе, на вилле Бельведер, той самой, где наш великий земляк Иван Бунин жил 14 лет, где написал «Жизнь Арсеньева», «Митину любовь», «Солнечный удар», «Окаянные дни» и многое другое.

На дальней на чужбине уважаем, но более на Родине любим
Своими впечатлениями Юлия поделилась на одной из страниц Интернета.
«У меня теперь тоже есть свой, особый подход к Бунину — через потайную лазейку в сад, — пишет она. — К Ивану Алексеевичу, на виллу Бельведер, мы пробирались через дырку в заборе, нарушая privacy, как отпетые папарацци. Ведь дом, где он жил 14 лет, где разыгрывались его жизненные драмы на троих и на четверых, последние лет двадцать стоит заколоченным. Его купил какой-то физик русского происхождения из Бордо, за смешные 200 тысяч евро, да так и забросил. Дыр­ку в заборе виллы Бельведер знает только один человек — Рене Герра. Доктор наук, славист, человек, который влюбился в русскую эмиграцию первой волны так сильно, что посвятил всю свою жизнь сохранению ее наследия».
«Физик из Бордо» знаком заведующей музеем Бунина в Орле Инне Костомаровой.
— Гавриил Николаевич Симонов, или на французский манер Габриэль, мне показался человеком порядочным, — сказала Инна Анатольевна. — Мы виделись с ним несколько лет назад на одном из мероприятий, посвященном Бунину в Ельце. Тогда он собирался сделать в бунинском доме в Грассе музей. Но, видимо, что-то не заладилось. С Рене Герра, человеком весьма богатым, мы тоже давно говорили на тему, что хорошо бы создать на базе виллы Бельведер музей Ивана Алексеевича, тогда она еще не была частным владением Габриэля Симонова, и я предложила Рене купить этот дом. Но Герра сказал, что в такую глушь вряд ли кто, кроме русских, поедет. Сейчас, насколько я знаю, местные власти сделали к дому хорошую подъездную дорогу.
— Два своих дома — в Париже и Ницце — Герра превратил в музеи и архивы искусства и литературы русского зарубежья, — рассказывает Юлия. — Еще в юности он тратил всю свою стипендию на бесценные рукописи и автографы русских писателей, подбирал то, что внуки Бориса Зайцева хотели выбросить на помойку, скупал рисунки Билибина и Бенуа. Теперь его собственный музей стоит миллионы, но он ничего не продает. «Я могу провести вас в сад к Бунину!» — победно сообщает он и едет с нами из Ниццы в Грасс. Город карабкается в гору, к дому Бунина ведет крутая тропинка, усыпанная оливками. Табличка «Вилла «Бельведер» обросла плющом, дверь наглухо закрыта. Мы обходим участок сверху, потом Рене ведет нас по секретной тропе, отгибает в нужном месте сетку-рабицу, и мы по одному, цепляясь за колючие заросли, пробираемся в сад. Видим дом, где жил Бунин, таким, каким он был при нем: дверь, ставни, скамейка у дома — все сохранилось. Потрясенная тем, с какой легкостью француз провел людей с камерой на чужую частную (!) территорию, спрашиваю Рене, мол, а как же закон, ничего? И он отвечает: «Пусть кто-нибудь только попробует сказать мне, что я не имею права тут находиться! Ведь я столько всего написал про Бунина!». В общем, русский дух, он, кажется, подхватил!».
Наверное, понимать и помнить русского писателя может только человек с русской душой, неважно, француз ли он или кто ещё. С любовью сложнее. Отрадно, что в Орле к наследию Бунина могут прикоснуться все желающие, двери музея всегда открыты. Совсем скоро сотрудники музея будут отмечать 125‑летие со дня приезда И. А. Бунина в наш город. С 23 октября будут праздноваться традиционные «Бунинские дни», гостей ждет цикл увлекательных мероприятий. 8 ноября по традиции отметится день памяти. В Грассе Бунин жил, в Орле живёт.
Автор: Анжела Сазонова
21 Октября 2014 15:04

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений