Портрет кавалергарда Тургенева займёт достойное место в обновлённой экспозиции музея в Орле

В преддверии 200-летнего юбилея великого русского писателя параллельно с капитальным ремонтом здания музея проходит и новый этап собирательской работы. Фонды пополняются уникальными материалами и ценными дарами.

Портрет кавалергарда Тургенева займёт достойное место в обновлённой экспозиции музея в Орле

И наверняка внимание привлечёт новый живописный портрет отца писателя Сергея Николаевича Тургенева, героя Отечественной войны 1812 года и, по признанию современников, первого красавца. После смерти Сергея Николаевича никто больше не пытался воссоздать его образ.

Сегодня это сделала известный орловский художник Ольга Сорокина. Орловское отделение Сбербанка России выкупило полотно у автора и передало в дар музею.

На портрете молодой, красивый юноша девятнадцати лет в форме кавалергарда, грудь его в кирасе, на которой сверкает знак отличия Военного ордена (Георгиевский крест). Этот бравый герой и есть Сергей Николаевич Тургенев, отец будущего великого писателя.

Он происходил из старинного рода тульских и орловских дворян. Прадед его был кавалергардом в 1726 году, позднее бригадиром, а отец служил в Семёновском полку. Сергей Тургенев родился в родовом имении - с. Тургенево Чернского уезда Тульской губернии, в 18 верстах от с. Спасское-Лутовиново. У отца его было всего 140 душ крестьян.

В 1810 году шестнадцатилетний Сергей Тургенев поступил на службу юнкером в Кавалергардский полк, а через год был произведён в эстандарт-юнкера. Он участвовал в Бородинском сражении, где «храбро врезался в неприятеля и поражал оного с неустрашимостью», был ранен картечью и награждён знаком отличия Военного ордена, позже переименованного в Георгиевский крест. В кампании 1813 года Сергей не принимал участия, он оставался в России при резервных эскадронах, которые тогда формировал генерал Кологривов. За это время был произведён в корнеты, а через год - в поручики.

В ноябре 1815 года Тургенев был уволен в отпуск в Орловскую губернию и здесь через два месяца женился на Варваре Петровне Лутовиновой, богатой владелице имений в Курской, Калужской, Орловской, Тульской и Тамбовской губерниях, доставшихся ей после дяди. Сергею было в то время всего 23 года. Одна немецкая владетельная принцесса даже заявила Варваре Петровне, что она «после императора Александра I не видала никого красивее её мужа».

Современному художнику Ольге Сорокиной удался этот романтичный образ героя-красавца из далёкого XIX века.

- Молодой Сергей Тургенев именно таким мне и представлялся - этакий рыцарь в латах, тут и кираса пригодилась, - говорит Ольга Сорокина. Мы сидим в её мастерской, она заваривает ароматный иван-чай и продолжает рассказ о работе над портретом:

- Честно признаюсь, мне даже повезло, что осталось всего несколько прижизненных изображений Сергея Николаевича - тем интереснее было создавать образ этого удивительного человека. А вдохновляться пришлось его небольшим портретом в военном мундире, что висит в рабочем кабинете Ивана Сергеевича Тургенева в Спасском-Лутовинове, воспоминаниями современников и строками его гениального сына.

Новый живописный портрет отца писателя Сергея Николаевича Тургенева, героя Отечественной войны 1812 годаИ как можно было не вдохновиться таким описанием Тургенева-старшего: «…удивительные тёмные глаза, смелые и мужественные… взгляд какой-то русалочий, светлый и загадочный; чувственные губы и едва заметная усмешка»?

Художник признаётся, что попыталась создать образ Сергея Николаевича, по-своему осмыслив и прочувствовав характер молодого утончённого дворянина, патриота.
Ольга Сорокина признаётся, что попыталась создать образ Сергея Николаевича, по-своему осмыслив и прочувствовав характер молодого утончённого дворянина, патриота.

И во многом ей помогли строки автобиографической повести «Первая любовь» Ивана Тургенева. Потомкам он оставил такое описание своего отца: «Высокого роста, красивый, сильный и смелый, презиравший робких людей, прекрасный наездник, он был человеком, полным сил, жаждущим и торопящимся жить и умеющим пользоваться благами жизни… «Сам бери, что можешь, - говорил он сыну, - а в руки не давайся, самому себе принадлежать - в этом вся штука жизни…»

Но откуда в утончённом герое на портрете Ольги Сорокиной столько холодности и отчуждённости? Давайте опять обратимся к Ивану Сергеевичу: «Странное влияние имел на меня отец - и странные были отношения. Он почти не занимался моим воспитанием, но никогда не оскорблял меня; он уважал мою свободу - он даже был, если можно так выразиться, вежлив со мною…только не допускал меня до себя».

- Такое погружение в характер, психологическое проникновение в состояние своего героя отнимает много сил, - признаётся Ольга Сорокина. - Зритель должен почувствовать душу человека, изображённого на холсте, поэтому портрет, чтобы там не говорили, это вершина в творчестве художника и огромный труд, и ещё раз труд!

- А что ж тогда пейзаж? - спрашиваю у художницы, большого мастера этого жанра.

- Это счастье и радость, когда вырываюсь из тесных стен мастерской на природу, где душа поёт и отдыхает, - смеётся Сорокина.

Зритель хорошо знаком с яркими, сочными, написанными энергичным, открытым мазком, пейзажами Ольги. Но всегда ждёт её проникновенных, необыкновенно психологичных и откровенных портретов.

А для этого нужно, чтобы художнику на пути встретился необыкновенно интересный человек. Такой, например, как священник (отец Александр Митрошин). Именно он стал героем новой картины Ольги Сорокиной «Путник», которая имела большой успех на последнем осеннем вернисаже орловских художников.

- Отец Александр Митрошин - человек удивительной судьбы. Выпускник Ярославского художественного училища в миру был художником и пришёл к Богу уже в зрелом возрасте, - рассказала Сорокина. - Он частый гость в нашем художественном училище, там я его и уговорила позировать для студентов своей выпускной группы отделения «Живопись». Это были удивительные встречи, беседы на разные темы и потрясающие работы ребят. Честно признаюсь, не утерпела, позавидовала… и сама взялась за портрет - не могла пропустить такое одухотворённое, полное глубоких дум, с отпечатком житейских вихрей лицо отца Александра.

А трость путника только дополнила и дала название этому глубокому психологическому портрету.

Сегодня на мольберте в мастерской закреплён холст с ярким осенним натюрмортом: пузатые сочные тыквы играют всеми цветами радуги, из вазы торчат головы подсолнухов. Это Сорокина отдыхает душой и набирается сил для нового портрета.

Автор: Александр Савченко
23 Ноября 2016 00:29

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений