Театр «Свободное пространство» открыл свой 41- й сезон премьерой романтического мюзикла «Люди Ламанчи»

Этот знаменитый американский мюзикл (Д. Вассерман, Д. Дэрион, М. Ли) добрался наконец и до Орла. Режиссёр спектакля Александр Михайлов решил, что тема противостояния цинизма и гуманизма, тема чистого, открытого человеческого сердца сейчас, как никогда, актуальна.

Театр «Свободное пространство» открыл свой 41- й сезон премьерой романтического мюзикла «Люди Ламанчи»

Над художественным оформлением спектакля работал художник Владимир Королёв, уже давно известный орловским зрителям. На сцене мы видим мрачную конструкцию из тяжёлых железных щитов, иные из них даже напоминают щиты омоновцев. Это тюрьма, в которую стражники, одетые в длинные кожаные глухие плащи, вводят Сервантеса, на которого ополчилась инквизиция. Сервантес (Максим Громов) внимательно рассматривает своих сокамерников: воров, убийц, продажных женщин. Они устраивают ему свой, тюремный, суд, и он вынужден защищаться. Его защита - его литературное детище, его «Дон Кихот», события, которого он разыгрывает прямо в тюрьме, и помогают ему в этом те же воры и убийцы. Окружение Сервантеса весьма живописно: художник спектакля облёк заключённых в стилизованные лохмотья, те же кожаные плащи, отсылающие нас в американские рок-девяностые. Главный оппонент и прокурор Сервантеса на самосуде Герцог (Сергей Козлов) в шинели и кепи а-ля милитари в импровизированном Сервантесом действе о Дон Кихоте превращается в доктора Каракаса - невозможно забавного персонажа в нелепых штанах, очочках и квадратной академической шапочке с кисточкой.

Итак, спектакль в спектакле начинается. Первый же вокальный номер, который исполняет Сервантес (он же Дон Кихот), заводит зрителя и прямо влюбляет нас в главного героя - высокого, красивого, с тонкими чертами лица.

- Это я, Дон Кихот! Человек из Ламанчи! - поёт наш рыцарь.

Актёру Максиму Громову удалось создать образ тонкого, честного, бесстрашного человека, который стремится к высоким идеалам. Это только внешне, для суетного мира он кажется смешным и нелепым, наивным дурачком, но за всем этим - чистая любовь, смелое сердце, внутренняя культура, благородство. Очень необычно обыграны в спектакле рыцарские атрибуты главного героя и его спутника Санчо Пансы. Верный конь Росинант рождается на глазах у зрителей из… табуретки, метлы и сапога. А худенький слуга Сервантеса (Андрей Григорьев) превращается в Санчо Пансу, подложив под рубаху толстенный живот, а вместо осла сойдёт и кресло с колёсиками. Эти превращения на глазах у зрителя относят нас во времена средневекового театра, к ярмарочным представлениям.

Бродяги и убийцы тоже переодеваются в течение спектакля. Так, вожак тюремной банды (Михаил Артемьев) становится хозяином постоялого двора, а в роль его супруги мгновенно входит одна из бродяжек (Олеся Балабанова).

Альдонса (Елена Симонова), а для Дон Кихота только Дульсинея, прислуживает на постоялом дворе, её постоянно окружают полупьяные погонщики, которые требуют от неё любви. Она груба и непрерывно ругается, но её огрубевшее сердце постепенно расцветает. Эти метаморфозы хорошо заметны в вокальных номерах Дульсинеи. Достаточно сравнить её первые арии и танцы с погонщиками с лирической, трогательной арией в финале спектакля.

В финале у многих зрителей на глаза наворачивались слёзы — спектакль сумел разворошить и наши сердца, забывшие об открытости, взаимопомощи, чистой любви…
Конечно, одна из изюминок спектакля - это танцевальные номера (балетмейстер - заслуженный артист Украины Олег Николаев). Артисты показывают целые пластические спектакли в массовых танцах. Очень эффектна сцена сражения Дон Кихота с ветряными мельницами. Причём никаких чудо-технических средств здесь нет - только пластика актёров и световые эффекты. Танцевальные движения актёров выражают даже их эмоциональное состояние в разные моменты спектакля.

На наш взгляд, лишней в театре для детей и молодёжи стала сцена с изнасилованием погонщиками Дульсинеи. Никакого ханжества! Но на этот спектакль могли бы ходить шестиклассники (именно в этом классе их знакомят с великим романом Сервантеса).

Прекрасна сцена ночного бдения Дон Кихота перед посвящением в рыцари. Железные щиты раздвигаются, свет гаснет, и на заднике сцены перед зрителями разворачивается настоящее звёздное небо, видны только силуэты Дон Кихота и Санчо Пансы.

Финальные сцены - трогательные и щемящие. Альдонса у одра умирающего рыцаря больше не хочет быть Альдонсой, она пламенно заявляет, что она Дульсинея. Цинизм у дамы сердца Дон Кихота оказался напускным, впрочем, также, как и у тюремных коллег главного героя. Гуманизм побеждает цинизм! В финале у многих зрителей на глаза наворачивались слёзы - спектакль сумел разворошить и наши сердца, забывшие об открытости, взаимопомощи, чистой любви…

Отметим, открытие сезона в этот раз вышло несколько необычное. Ведь «Люди Ламанчи» - прощальный спектакль худрука Александра Михайлова, который служил в театре «Свободное пространство» несколько десятилетий.

Михайлов ушёл из театра по собственному желанию, он переезжает жить в другую страну. После спектакля, после бурных аплодисментов и цветов на сцене собралась вся труппа театра. Артисты приготовили своему режиссёру песни, стихи и крепкие прощальные объятия. Обнявшись, они закрыли собою режиссёра, будто упрашивая не уезжать. Многие не скрывали слёз…

Слова искренней благодарности со сцены сказал Александру Михайлову первый заместитель губернатора и председателя правительства Орловской области Александр Бударин, который не пропускал ни одной театральной премьеры в Орле. Он назвал режиссёра «рыцарем театра», рассказал о совместных планах проведения в Орле фестиваля «LUDI» и вручил Александру Михайлову грамоту и почётный знак. Тёплые слова сказал режиссёру также председатель Орловского отделения Союза театральных деятелей Павел Легкобит.

Автор: Марьяна Мищенко
16 Сентября 2017 08:25

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений