Заслуженный артист России Валерий Лагоша отмечает 25-летие творческой деятельности на сцене театра «Свободное пространство»

Любимец публики Валерий Лагоша впервые вышел на сцену в семилетнем возрасте, а сейчас на его счету более 70 сыгранных ролей.

Валерий Лагоша: - В творческих планах - сыграть короля ЛираАктёр гордится тем, что у него до сих пор нет амплуа. Негодяи, простаки, чудаки и глубокие драматические образы - ​кого только не переиграл наш герой на орловской сцене.

- Валерий, вы отмечаете 25 лет творческой деятельности. Значат ли для вас что-то эти цифры? Или это всего лишь формальность?

- Помню, как молодым актёром наблюдал за творческими юбилеями именитых актёров и даже не мог себе представить, что окажусь на их месте! Это какие-то сумасшедшие цифры! Творческий юбилей - ​это хорошо. Но надо идти дальше, надо развиваться. Актёрская профессия - ​очень сложна и жестока. Как говорил руководитель моего курса в Щепкинском театральном училище народный артист СССР Виктор Коршунов, наша профессия - ​это забег на длинную дистанцию. Ты не имеешь права рухнуть! Ведь самое страшное для любого актёра - ​это оказаться ненужным в театре. Это всё, смерть. Я благодарен судьбе, что не стал техником-энергетиком, о чём мечтали мои родители, когда я поступил в энергетический техникум в родном Волгограде. Будете смеяться, но поступил в теат­ральное училище совершенно случайно - ​поехал за компанию с товарищем. И представляете, он не поступил, а меня взяли прямо с первого тура. Это в то время, когда на одно место претендовали 365 человек! Уже на первом курсе понял, что это моя профессия, что я не ошибся в выборе. Всасывал знания, как пылесос. Никаких тетрадей и конспектов у меня и не было - ​всё запоминал с ходу. Прекрасное было время!

- А как же вы оказались в Орле?

- После окончания Щепки меня пригласили работать во МХАТ к Татьяне Дорониной. Само по себе это было нонсенсом - ​во МХАТ брали только из мхатовского училища. Работал там, потом по семейным обстоятельствам уехал в Волгоград, где служил в местном театре. Художественному руководителю «Свободного пространства» Александру Михайлову показывался в Москве. Верней, я даже ему ничего не показывал, а просто спел песню под гитару. Он сразу сказал: «Беру!» Приехал в Орёл с окладистой бородой, из-за чего на первых репетициях актёры меня приняли за…шофёра. Поначалу, как и полагается, играл в массовках, а потом начались вводы на серьёзные роли. Хотя, признаться, для меня все роли серьёзные. И скажу вам, смешных персонажей играть гораздо сложнее. Потому что рассмешить зрителя по-настоящему, без «петросянщины», сложно. Главный секрет хорошего юмора - ​оставаться самому серьёзным.

- Не жалеете, что сейчас работаете в провинции, а не в столице?

- Да вы что! Я за эти годы столько ролей переиграл, которые в столице мне бы вряд ли пришлось сыграть. И это совсем не кокетство! Сейчас в столице мало пахнет нас­тоящим творчеством - ​всё больше коммерческих проектов. А в провинциальном театре есть возможность рас­ти и развиваться, что, пов­торюсь, для актёра - ​самое главное.

- Валерий, за годы работы в Орле вы уже, наверное, успели обрасти поклонниками? Поджидают после спектаклей фанаты?

- Вообще я стараюсь после спектакля уйти самым первым, чтобы таких встреч не допускать. Не очень люблю эту сторону актёрской жизни. 90 % своего свободного времени - ​я весь в себе, из-за чего выгляжу на улице излишне суровым. Помню как-то случай, когда на остановке общественного транспорта услышал за спиной разговор девчонок о себе. Они думали, кто же пойдёт брать автограф у меня, и потом решили, что пойдут все вместе. Мол, а что он нам всем, такой толпе, сделает! Я так смеялся, подошел к ним сам, раздал автографы. Поклонников уважаю, поэтому всегда с собой ношу маленькие визитки с фотографией, на которой и ставлю автограф. Ведь так им будет приятней, чем получить роспись на обрывке бумаги.

- В пятницу вы сыграете в очередной раз в известном орловцам спектакле «Продавец дождя», который идёт на сцене уже 5‑й год. А правда, что каждый выход на сцену даже в одной и той же роли отличается от предыдущего?

- Несомненно. Первое - ​никогда не бывает одинакового зала, зрителя. В тех мес­тах, где смеялся зал вчера, он не будет смеяться завтра. И наоборот. А ведь энергетика зала - ​важнейшая часть жизни актёра на сцене. Во время спектакля, когда я жду своего выхода, всегда слушаю трансляцию со сцены в гримёрке. Я должен слышать, как реагирует зал на моих партнёров, где нужно что-то вытянуть. Вообще, работа с партнёром - ​это самое основное для актёра. Это я всегда говорю своим студентам (Валерий преподаёт актёрское мастерство в институте культуры. - ​Прим. авт.).

- А как актёру быть, если он плохо себя чувствует, недомогает, а ему играть спектакль?

- Ничего нового здесь не скажу - ​сцена, знаете, лечит. Я однажды играл в спектакле со сломанной ногой! Дома срезал гипс, привязал аккуратно деревяшечку и поехал в Брянск играть в «Двенадцатой ночи». И с высокой температурой на сцену, бывало, выходил. И потом, знаете, у нас же не профессия, у нас диагноз. Настоящие актёры - ​все ненормальные люди.

Автор: Марьяна Мищенко
28 Сентября 2016 09:19

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений