Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области
интернет-издание Орел-регион

Чужой среди своих? Чекисты обвинили коллегу в многожёнстве, мошенничестве и попытке самоубийства

 
В 1937 году на помощника оперуполномоченного УНКВД Орловской области завели уголовное дело по четырём статьям УК РСФСР, включая 58-ю.

Несогласный с обвинением орловский чекист даже написал письмо главе НКВД Николаю Ежову«Белые» братья

Необычное уголовное дело №1724 по обвинению помощника оперативного уполномоченного 4-го отдела УГБ УНКВД Орловской области сержанта Андрея Бондарева (в целях конфиденциальности персональных данных имя и фамилия обвиняемого изменены) было возбуждено органами госбезопасности в 1938 году.

По мнению начальника 1-го отделения отдела кадров УНКВД Орловской области Г.И. Грибова, рассматривавшего личное дело Бондарева, при заполнении анкеты специального назначения он не указал данных о своих братьях, трое из которых служили в белой армии. Помощника оперуполномоченного обвинили и в том, что во время служебной командировки в Брянской оперативной группе в 1937 году он якобы имел связь с некой гражданкой Вильдо из враждебно настроенной среды и разгласил ей цель командировки.

В 1938 году по этим причинам Андрея Бондарева исключили из ВКП(б) и уволили из органов госбезопасности. А затем привлекли к следствию по ст. 58, ст. 193, ст. 169 и ст. 121 УК РСФСР. На время расследования чекист был арестован и заключён под стражу в тюрьму.

Письмо «наверх»

4 мая 1938 года подследственный Бондарев, несогласный с обвинением, пишет письмо в Москву руководителю НКВД СССР Николаю Ежову, в котором указывает, что «исключён из партии и арестован в тот же день» на основании лживых заявлений.

Так, один из свидетелей брянской командировки Бондарева, давая показания, отметил, что во время следствия против эсеров помощник оперуполномоченного противозаконно освободил одного из них из-под стражи. «За всё пребывание моё в НКВД не было случая, чтобы я вёл дела по эсерам, равно как никого и не освобождал, да я и бессилен, я только помощник оперуполномоченного», - писал руководству НКВД подследственный.

По его словам, обвинения в разглашении цели командировки жительнице Брянска тоже являлись необоснованными.

«Инструктор Брянского горкома ВКП(б) познакомил меня с этой женщиной, и я на протяжении шестидневки в перерыве от работы несколько раз встретился с ней, но никогда о планах командировки не говорил», - отмечал Бондарев в письме.

Также Андрей Бондарев уверял высшее руководство в том, что братьев-белогвардейцев от кадровиков НКВД не скрывал.

«Брат Николай в 1917 году, будучи несовершеннолетним, при полной мобилизации местным атаманом был взят больным и через месяц в дороге умер. В это время мне было восемь лет».

Брат Фёдор, по словам Бондарева, ещё до войны был призван на действительную службу, откуда его забрали на империалистическую войну.

«Он возвратился только в 1919 году и вскоре умер, - уточнял Бондарев. - Где служил и сколько, я совершенно не знаю».

Летом 1937 года молодой чекист, доведённый до отчаяния, попытался застрелиться.

Об этих фактах подследственный сообщал и ранее мандатной комиссии во время поступления в школу НКВД.

«Семейный вопрос нас не интересует»

Андрей Бондарев родился в 1909 году в донской деревне в семье батрака. По информации, указанной в его автобиографии, с восьмилетнего возраста начал батрачить.

«С 1923 года мы стали заниматься сельским хозяйством самостоятельно, - указывал Бондарев. - В 1925 году я заимел первые ботинки, а в 1929-м - пальто».

В 1931 году Андрей Бондарев женился, по его признанию, «на очень порядочной женщине» - студентке мединститута. Однако на протяжении семи лет не мог жить вместе с ней:

«Её родные меня не признавали, зайти к ним в дом я не мог, - излагал он в письме факты из своей жизни. - Они издевались над моей женой, но вырвать её из этой ямы я не мог, так как не имел своей квартиры».

Квартиру впоследствии он получил, работая в Смоленске. Но тут последовал перевод в Орёл… Бондарев до последнего отказывался менять место работы из-за квартиры.

«Вы меня разводите с женой», - сказал он начальнику отдела кадров НКВД Смоленской области Зубцову. «Семейный вопрос нас не интересует, нас интересует оперативная работа», - ответил тот.

Летом 1937 года молодой чекист, доведённый до отчаяния, попытался застрелиться, но не смог. После чего был вынужден развестись с супругой, которая на протяжении долгого времени посылала ему документы на развод.

«Производство - прекратить»

Копию этого письма получил и наблюдающий военный прокурор внутренних войск НКВД по Курской области Юхнович, который вмешался в дело. В результате обвинение по ст. 58 п. 10 с Бондарева было снято, а мера пресечения изменена на подписку о невыезде.

«Учитывая, что расследованием не установлено достаточных улик для предания суду, постановляю следственное дело №1724 дальнейшим производством в уголовном порядке прекратить и сдать в архив, - гласит постановление прокурора. - Ограничиться увольнением обвиняемого из органов НКВД».

В 2003 году на основании закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года заместителем военного прокурора Московского военного округа Н.П. Путушкиным было признано право на реабилитацию Андрея Бондарева.

Автор: Иван Поляков
12 Мая 2017 14:10
Короткая ссылка на новость: regionorel.ru:443/~c25qE
Комментарии


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Актуальное видео
13.09.2020 12:41:00
Детский парк
Наш паблик
Архив газет