Денис Меньшов: «Где ж ещё жить, как не на Родине?»

Зачем создаёт центр подготовки спортсменов самый титулованный россиянин в истории профессионального велоспорта.

Денис Меньшов: «Где ж ещё жить, как не на Родине?»

В интервью «Орловской правде» Денис Меньшов рассказал, почему после окончания выдающейся карьеры велогонщика решил вернуться в Россию, в родной Орёл, и, конечно, поделился планами.

Знакомы с Денисом мы ещё с тех времён, когда он выигрывал международные юношеские соревнования, будучи учащимся орловской ДЮСШ.

Поэтому на «ты»…

Когда сжигает изнутри

- Денис, когда ты завершал карьеру спортсмена, осталось ощущение недосказанности?

- Пожалуй, нет. В целом было чувство удовлетворения от того, как всё сложилось. Удовлетворён тем, чего я добился как гонщик. Недостигнутой осталась только одна цель из тех, которые я перед собой ставил. Но ничего страшного - это жизнь, это спорт.

- Ты, конечно, имеешь в виду победу в итоговом зачёте на «Тур де Франс», которой достичь не удалось?

- Да. Но нет такого маниакального ощущения, что раз я этого не достиг, значит, всё сложилось из рук вон плохо. Знатоки велоспорта, специалисты великим гонщиком считают любого, кто выиграл в своей карьере хотя бы один Гран-тур. У меня есть победы на двух Гран-турах из трёх самых престижных.

- Уточню: ты выиграл и «Джиро», и «Вуэльту», причём испанскую супермногодневку - дважды. В истории отечественного велоспорта ты самый титулованный гонщик-профессионал. И всё же завершить карьеру решил в 35 лет, а это не критический возраст. Мог ведь ещё погонять года два, а то и больше?

- Действительно, многие гонщики выступают до 40 лет, это нормально. Почему я решил закончить в 35? Во-первых, многое зависит от того, какую роль ты играл, будучи гонщиком. Если постоянно выполняешь функции помощника лидера команды, то и степень ответственности у тебя совершенно иная, нежели у лидера, от которого напрямую зависит результат команды на самых важных соревнованиях. И если ты в такой роли, с таким грузом ответственности выступаешь в течение пяти, семи или десяти лет, то всё это накапливается и в итоге сказывается на твоём физическом и моральном состоянии. Даже если это со стороны и не заметно, но ты-то ощущаешь, что тебя просто сжигает изнутри.

Есть и ещё один фактор, о котором мало кто задумывается. Мы, российские гонщики, заметно отличаемся от зарубежных. Чтобы начать и продолжать профессиональную карьеру, нам приходится уезжать из ­своей страны, менять привычную обстановку, оставив здесь родителей, близких, друзей, свою культуру, весь образ жизни, и приехать в другое общество, продолжать работать там. Приходится жить, тренироваться, гонять исключительно за рубежом. Я считаю, это в любом случае давит. Не та обстановка, в которой мы росли лет до двадцати. Мы всё равно русские, где бы ни жили. У нас свой менталитет, своя культура, свой климат, кухня и т. д. Я считаю, это один из факторов того, почему нам сложнее гонять в профессионалах до 40-42 лет. А европейцы находятся у себя дома, в их жизни ничего не менялось с переездом из одной команды в другую или даже из одной страны в другую.

- И создание команды «Катюша» не решило эту проблему?

- Не могу сказать определённо. «Катюша» считается российской, но она функционирует, как и любая другая зарубежная команда - интернациональная. Конечно, приоритет при комплектовании состава отдаётся российским гонщикам, но прежде всего ей как профессиональной команде нужны гонщики, имеющие в активе большое количество рейтинговых очков, а такие - только зарубежные. Поэтому и в «Катюше» в основном все лидеры - иностранцы. Да и российским гонщикам этой команды приходится в основном жить в Европе - там все соревнования, тренировки. В целом же мне судить сложно, поскольку «Катюша» была образована, когда я уже завершал выступления.

Здесь даже воздух свой

- Разве никто не уговаривал тебя продолжить карьеру? Семья, друзья, руководство твоей команды, руководство Федерации велоспорта России и сборной страны?

- Нет, никто не уговаривал. Семья так вообще была обеими руками за то, чтобы я завершал.

- Когда начал думать о том, чем займёшься после ухода из большого спорта?

- Глобальных планов в последние годы выступлений я не строил. Старался параллельно делать, к примеру, какие-то вложения в бизнес, чтобы потом было на что жить. Это более или менее получалось. А потом для бизнеса появилось, конечно, намного больше времени.

- Значит, своё дело у тебя есть?

- Есть небольшой бизнес, сделал определённые вложения, которые теперь надо контролировать.

- Это не в Испании, где ты прожил много лет?

- Нет. В Испании практически ничего у меня не осталось. Там есть только жильё, не более того.

- Что тебе в Испании-то было не остаться после карьеры? Отдыхал бы вместе с семьёй, жизнью наслаждался… А ты - в Орёл!

- Отдыхать я тоже люблю, даже сейчас, - улыбнулся Денис. - Но если серьёзно, для меня изначально было ясно, что мы вернёмся в Орёл. Жена Надежда поначалу делилась со мной мыслями, не остаться ли в Европе. Но и она скоро поняла, как сильно меня тянет домой. Да и дела наши здесь, недалеко, Надежда их тоже ведёт. Дети в Орле пошли в школу и в детсад. Здесь у меня все родственники, все друзья. Здесь даже воздух свой. Где ж ещё жить-то?

- Отдыхать все любят. Каждый - по-своему. Каким своим увлечениям теперь можешь больше времени уделять? Рыбачишь?

- На рыбалку мы с семьёй ездим на Волгу. Люблю ловить, когда клюёт.

- Разведи руки - покажи, какую самую большую рыбу ты один раз поймал!

- Ну, читателям всё равно не будет видно. 4 кг, 5 кг. Но я не настолько увлечён рыбалкой, чтобы гнаться за рекордами. На рыбалку с семьёй и друзьями езжу, чтобы сменить обстановку, отдохнуть, душу отвести. Есть ещё увлечение - охота. Нравится мне лес. Охочусь в орловских лесах.

- Четверо детей у вас с Надеждой. Сколько им лет?

- По старшинству - Иван, Александр, Агата, Анна. Старшему сыну 12 лет, младшей дочке - четыре. Старшие ходят в школу, которая находится в ста метрах от нашего дома.

- Некоторые родители (состоятельные, разумеется) считают, что ради качественного образования своих детей их надо отправить учиться за границу…

- Я считаю, что образование дети смогут получить и в России. Если же со временем у кого-то из моих детей проявятся какие-то особые задатки, то найдём мы способ отправить ребёнка получать качественное образование - за границу или в специализированные школы России. Если действительно надо будет. А строить планы учиться обязательно в испанской или итальянской школе только ради того, что это заграница, я считаю, нет смысла.

Есть предложение

- В России можно было бы работать, например, в сборной страны или в Федерации велоспорта России. С твоим-то опытом!

- Честно говоря, мне не очень интересна такая служба. Больше привлекает работа в профессиональном велоспорте, в команде. Есть у меня одно предложение, сейчас думаю. Возможно, что-то и произойдёт в ближайшем будущем.

- Если всё случится, значит, тебе придётся всё-таки уехать за границу - в зарубежную команду?

- Да, речь идёт о профессиональной команде. Мне нужно будет выезжать за границу на определённое время. О конкретном графике моей работы пока рано говорить, но, по крайней мере, у меня будет возможность заниматься тем, что мне интересно.

- Это всё-таки тренерская работа?

- Не хотел бы забегать вперёд… Я бы занимался, говоря простым языком, консультированием в тренировочном процессе - что касается физической подготовки. И консультированием в процессе гонок, здесь более по тактике. Быть тренером по физподготовке мне не позволяет образование, то есть диплом. Но есть большой опыт. А для команды главное - дать результат. И неважно, обеспечивает его дипломированный специалист или просто специалист, который обладает большим опытом. При этом мне не хотелось бы работать на какой-то ответственной должности, что называется, на постоянной основе. И всё время вдали от дома. Стрессов мне за годы выступлений хватало… Хочется хотя бы теперь получать больше удовольствия от самой жизни, больше времени проводить с детьми, с семьёй. Хочется и быть полезным кому-то в мире профессионального велоспорта, но при этом я предпочёл бы, так сказать, щадящий график работы.

- Общаться можешь только на испанском из иностранных языков?

- На испанском и английском.

Чтобы раскрывать таланты

- А как же созданный в Орле центр велоспорта Дениса Меньшова? Как раз об этом я и хотел расспросить тебя подробнее. Как вообще родилась идея создать этот центр?

- В велосипедном, как и, наверное, в других видах спорта, в России есть одна существенная проблема: юных талантов много, может, даже очень много, но только единицы становятся сильными профессионалами. На юношеском, юниорском, молодёжном уровне российские гонщики показывают высокие результаты на международных соревнованиях, а затем куда-то пропадают. Даже те, кто переходит в профессиональную команду, не оправдывают там надежд. Только единицы составляют подобие конкуренции европейским и другим зарубежным профессионалам.

Проблема есть. Изначально я ставил цель создать центр российского масштаба. Привлекать туда юниоров со всей страны - не самых лучших, а одних из лучших. И, к примеру, с 17 лет их вести до 22 - до передачи в профессиональную команду.

- А разве нет в России таких центров?

- Есть. В Москве, Петербурге есть центры с хорошим финансированием. Они могут позволить себе держать по сто ребят со всей России. Но что в итоге происходит? Мясорубка! В пятёрку на России попадают - молодцы, вы поедете дальше! А остальные 30 человек? Тот, кто был 9-м или 16-м, остались за дверью. Но я уверен, что среди ребят, кто был в 17 лет 15-м или 20-м на первенстве России, таланты есть. Нужно только посмотреть внимательнее, что это за парень. Протестировать, изучить тщательно все его функциональные способности, особенности. Вполне возможно, по своим данным он превосходит того, кто побеждает сейчас среди 17-летних.

Понимаете, для профессионального велоспорта не столь важно, был ли человек чемпионом мира среди юниоров, чемпионом мира среди любителей. И ведь международный рейтинг страны в велоспорте складывается за счёт тех очков, которые набирают российские спортсмены в профессиональных гонках, за какую зарубежную команду они бы ни выступали! Поэтому стране нужны результаты россиян в профессиональных гонках. Тем не менее российские центры ориентированы именно на результаты молодых гонщиков на любительских соревнованиях, юниорских первенствах: в этом случае центры получают финансирование, в том числе по линии Министерства спорта. Скажем, у известного центра Кузнецова очень большая поддержка со стороны Минспорта. Этот центр существует уже больше 30 лет, всегда у него были большие достижения. На треке. Трек - это замечательно, это олимпийский и медалеёмкий вид спорта. Хотя ещё нужно поинтересоваться, сколько медалей Олимпийских игр принесли воспитанники этого центра, если он ориентирован именно на Игры. Думаю, всё-таки не так уж много, если сравнивать с объёмами финансирования за все эти годы. А по-настоящему больших гонщиков-шоссейников было подготовлено совсем немного. Может, три-четыре. Среди них есть и величайший - Екимов. Есть Берзин, но и то с оговорками.

- То есть шоссейников в центре Кузнецова готовят тоже под Олимпиады, судя по всему. Но не многодневщиков - тут есть большая разница. В то же время и олимпийцев-шоссейников, оказывается, совсем немного дали наши центры, даже самые крупные?

- Думаю, и в этом отношении российские центры велоспорта не могут похвастать победами своих воспитанников.

- Значит, ты всё-таки хотел создать организацию совсем иной направленности?

- Хотел составить конкуренцию имеющимся центрам велоспорта. Во-первых, их мало для такой большой страны, как наша. Со стабильным финансированием всего два. Собирают всех перспективных в стране только в два центра. Жуткое просеивание, мясорубка всех прокручивает, и остаются только те, кто показывает результат здесь и сейчас. В Европе же всё делается иначе. Моему хорошему другу из Испании 39 лет, а он всё ещё выступает в профессиональной команде Sky. Велоспортом он начал заниматься только в 17 лет! Когда я вместе с ним попал в стажёрскую команду Banesto, он был средненький гонщик. Однако же руководители команды его держали, его вели почему-то. Да потому что отлично выяснили, насколько подходящие для велоспорта у него функциональные возможности, уверены были, что человек сможет раскрыться со временем. Так и произошло. Он не стал супервеликим чемпионом, но в его карьере были и победы на достаточно представительных многодневках, а уж помощник лидера ­команды он на данный момент первоклассный. Помощников в России тоже нет - такого уровня. У нас сейчас нет ни тех, кто способен побеждать на престижных многодневках, ни тех, кто лидерам может помогать нормально.

- Поясним: когда главный тренер сборной России собирает команду на шоссейные гонки Олимпийских игр, он всё равно в первую очередь отбирает самых талантливых россиян, выступающих в зарубежных профессиональных командах, ну и в «Катюше», конечно, тоже. Там, за границей, ищут и лидеров для олимпийской команды, и помощников лидеров… Возвращаясь к твоему испанскому другу: почему ты уверен, что знаешь, как разглядеть талантливого юношу и правильно довести его до профессионального уровня?

- Есть собственный опыт, который я почерпнул за годы выступлений в зарубежных профессиональных командах. Как разглядеть? В Орле, например, нет профессионального центра тестирования спортсмена. Нет у нас современной энергомашины, например, с помощью которой ты реально можешь проверить мощность, дыхательные возможности, провести различные виды тестирования. А в Европе такие центры есть во многих городах, даже не очень крупных. Иногда все любители спорта какого-нибудь небольшого города знают, кто из их земляков обладает перспективными возможностями, и болеют за этого спортсмена, надеются, что он обязательно раскроет свой талант. Во многих крупных городах есть свои команды: юниорская, юношеская. За них болельщики переживают…

- Насколько я понял, ты и планировал проводить такого рода всесторонние исследования и тестирования юношей, прежде чем зачислять их в свой центр?

- Да. И после комплексного обследования с помощью врачей, специалистов, выявлял бы, есть ли у парня способности и как с ним надо работать, чтобы эти способности раскрыть.

От идеи до воплощения

- Ну а в России пока по старинке - раз занял первое место на чемпионате страны среди 16-летних, значит, ты будущий чемпион мира и Олимпийских игр. А раз стал 10-м в том возрасте, то и в будущем тебе ничего не светит! В общем, твоя идея понятна. Но что с реализацией?

- Столкнулся со сложностями - объективными. Всем понятно: кризисные времена. На финансирование из бюджета Орловской области я не рассчитывал изначально, поскольку бюджет центра предполагался быть немаленьким. Задачей было подтянуть спонсоров. Но очень сложно сейчас. В прошлом году провёл много переговоров с потенциальными спонсорами, результаты были обнадёживающими, но сейчас всем трудно. Так что в этом году стоим на месте.

- Контакты с Минспорта и Федерацией велоспорта России относительно твоего центра были?

- Неоднократно разговаривал и с теми, и с теми. Но абсолютно всё упирается в финансовые сложности. Время такое. В Министерстве спорта мне сказали, что идея моя нравится: «Было бы это два года назад, мы бы и сами помогли».

- Но твой центр всё-таки функционирует?

- Да. Привлекаются небольшие средства. Определённая работа идёт: отправляем команду на сборы весной, в течение года - на соревнования. И сами соревнования проводим. Помогаем юношам из орловских школ. Отправляем их, в том числе, на первенство России, например, среди юношей. Поскольку иного финансирования, чтобы выехать на эти старты, у них нет.

- На что надеешься? Будет твой центр работать так, как задумывалось?

- Центр работает. Нужно переждать какое-то время - надеюсь, что общая экономическая, финансовая ситуация в стране, в нашей области в том числе, улучшится. И будет возможность привлечь к финансированию центра средства как Минспорта, так и частных инвесторов. Центр и сам сможет затем зарабатывать, доводя перспективных юношей до контрактов с профессиональными командами.

Велосипед не пылится в гараже

- В политику-то зачем решил податься, Денис? Видел я твою фамилию в списках кандидатов в депутаты Орловского горсовета…

- Тут нет каких-то особых причин. Просто надеялся, что если стану депутатом, то у меня появится возможность больше помогать развитию спорта в Орле. Больше никаких целей не преследовал.

- Ну и объясни: почему ты так прекрасно выглядишь? Где живот солидного человека на заслуженном отдыхе? Неужто спортом занимаешься?

- Хорошо, что незаметно, но на самом деле 10 кг я уже прибавил. А зимой было вообще «плюс 15». Весной и летом сажусь на велосипед. Сыновья начинают заниматься велоспортом уже более или менее серьёзно. Три-четыре небольшие тренировки в неделю проводим вместе. Главное - у сыновей есть желание заниматься велоспортом, заставлять их тренироваться мне не приходится.

Автор: Александр Бочков
17 Сентября 2015 06:52

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений