Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области
интернет-издание Орел-регион

Если в человеке живёт любовь, находится тот, кому она будет подарена

С многодетной семьёй Светланы и Павла Кузьменко мы познакомились, когда перед 1 сентября в региональном отделении партии «Единая Россия» детям вручались ранцы, тетради и канцелярские принадлежности.

Было известно, что супруги воспитывают 12 детей, девять из которых приёмные. И когда в комнату вошли и расселись семеро мальчишек, я стала всматриваться в их лица, пытаясь понять, какие кровные, какие приёмные. То одни казались похожими на родителей, то другие.

- Тут все приёмные, - улыбнулась Светлана. - Кровные наши старше, уже не школьники.

Эта история началась несколько лет назад, когда три года подряд Светлана и Павел Кузьменко ходили волонтёрами в Некрасовскую школу-интернат. Работали с детьми семи­десяти лет. Оба - педагоги по образованию, они преподавали ребятам воспитание, этику отношений, занимались спортивными играми. Они видели этих мальчиков каждый день и подружились с ними. Одно дело, когда ты приехал, вручил подарок и уехал, другое - когда ты каждый день видишь, как человек растёт и меняется, узнаёшь подробности его судьбы, сопереживаешь и очень хочешь чем-то помочь.

- Мы сердцем поняли: если ты реально хочешь помочь ребёнку - забери его отсюда в дом, в семью, - говорит Светлана. - И мы решили усыновить хотя бы одного. В органах опеки нам посоветовали оформить приёмную семью. Мы стали искать информацию о таком варианте, готовиться, строить дом. На ребёнка в приёмной семье тогда государство платило 4300 рублей. И мы с мужем решили, что если государство будет помогать хотя бы вот так по минимуму, то мы сможем потянуть ещё четырёх детей.

Супруги серьёзно готовились, читали, советовались. Психологи, например, рекомендуют, чтобы приёмные дети были моложе кровных. Более младшие, по обыкновению, впитывают среду обитания, подражают старшим, учатся принципам, которые уже заложены в данной семье. Проще, если приёмные дети - однополые, чтобы не было этаких междоусобных влюблённостей внутри семьи. В общем, нюансов много. И мелочей в таком деле быть не должно. Нужен взвешенный подход, чтобы через какое-то время не пришлось возвращать ребёнка обратно, и такое уже бывало не раз. Только представьте, какая душевная травма наносится маленькому человеку, который уже и так терял самое дорогое - семью.

Все принятые в семью Кузьменко - мальчишки. Как показывает практика, именно мальчикам тяжелее попасть в семью, тем более братьям. В большинстве своём люди берут одного ребёнка и стараются взять малыша до трёх лет, а Кузьменко взяли именно братьев, двух, трёх. Как-то пошли за двумя, а их оказалось трое. Так в семью попали Серёжа, Саша и Вова Богомоловы.

Для мальчиков очень важен авторитет отца, и с папой Павлом ребятам повезло. Непьющий, некурящий, с духовными принципами, он стал им настоящим старшим другом. Вместе с отцом они ездят на рыбалку, возятся в гараже, с любопытством и удовольствием вникают в строительные хлопоты и прочие чисто мужские дела.

В октябре 2011 года Кузьменко взяли четырёх детей. Через десять месяцев они увидели, как меняются дети, уже нет этого настороженного и колючего взгляда. Самое трудное, с чем довольно долго пришлось бороться Светлане и Павлу, это непрощение детьми кровных родителей. Боль отверженности и предательства, злость, что вырабатывалась в детях годами, сидела очень глубоко в детских сердцах. «Я ненавижу свою мать, она меня бросила», - приходилось слышать приёмным родителям. И они терпеливо и мудро, по-христиански, уговаривали простить, попытаться понять, ведь среди взрослых есть люди больные, слабые, духовно не развитые, и это их беда, их проблема.

Семья, атмосфера решают многое. В декабре 2016 года в семье появились малыши Оля и Федя. Их мама умерла от онкозаболевания, и Кузьменко забрали их к себе.

- Девчушка была такая маленькая, лысенькая, -  говорит Светлана, - а сейчас расцвела, превратилась в куколку. Все дети её обожают.

Эта история началась несколько лет назад, когда три года подряд Светлана и Павел Кузьменко ходили волонтёрами в Некрасовскую школу-интернат.
Через онкологию прошла и сама Светлана. Это было ещё до того, как она стала приёмной мамой, но уже вынашивала в себе это решение. Она говорит, что теперь, годы спустя, благодарна судьбе за это испытание, которое многое к лучшему изменило в её отношении к жизни, открыло другие пределы её возможностей.

На вопрос, что вас заставляло брать детей ещё и ещё раз, женщина сказала: «Мы понимали, что есть ещё место в сердце, есть ещё любовь, которую можно отдать».

А найти место в доме - это уже проще.

Как-то в своё время приёмный сын Саша сказал Светлане:

- У нас так хорошо в семье. Может, возьмём ещё кого-то?

- Так у нас свободных кроватей уже нет, - ответила она.

- Со мной можно положить, я подвинусь, - сказал мальчик. - Просто я помню, как сам очень сильно хотел в семью. Думаю, там остались дети, которые тоже очень хотят…

После этого в доме появились ещё две пристроенные комнаты…

Приёмные дети живут в любви и заботе, и сами они учатся сострадать и думать о других.

Максим уже шесть лет живёт в семье. И каждый раз, когда хозяйка дома кормит детей обедом или ужином, он интересуется: «Мама, а ты уже поела? А тебе хватило?»

Видимо, живёт на свете закон сохранения любви.

Автор: Анжела Сазонова
14 сентября 2017 13:10
Короткая ссылка на новость: regionorel.ru:443/~930kF
Комментарии


Актуальное видео
19.09.2022 17:14:00
Об ответственности за экстремизм
Наш паблик
Архив газет

Новости