Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области
интернет-издание Орел-регион

Орловский завод требует развод



ООО «Промтэкс», учреждённое для спасения банкротящегося ЗАО «Орлэкс», расторгает договор аренды с предприятием.

Соответствующее письменное уведомление от генерального директора «Промтэкса» Сергея Баранова конкурсный управляющий «Орлэкса» Владислав Червяков получил 11 ноября. Такой неожиданный поворот, казалось бы, в почти состоявшемся перезапуске завода-банкрота вызвал ряд резонных вопросов со стороны СМИ и общественности в адрес руководства обоих предприятий. Спасение завода - дело благородное, однако бизнес есть бизнес, поэтому неудивительно, что учредитель «Промтэкса» Олег Карпиков упрекает в сложившейся ситуации Червякова, а тот в свою очередь - Карпикова.

Попытаемся объективно взглянуть на обстоятельства дела, для чего вспомним историю завода-банкрота и некоторые подробности реализации плана его спасения.

Легенда российского приборостроения

Именно так на протяжении многих лет гордо величали «Орлэкс», основанный в далёком 1958 году. Со временем предприятие набирало обороты, став важным российским производителем не только продукции общепромышленной направленности, но и военной. Достаточно сказать, что в период своего расцвета уникальный орловский завод приборостроения обеспечивал рабочими местами около 7 тыс. человек, а продукция предприятия была востребована не только в нашей стране, но и в ближнем и дальнем зарубежье.

Даже в лихие 1990-е, когда не многие предприятия смогли подняться с колен, руководству ЗАО «Орлэкс» во главе с Николаем Костиным удалось сохранить завод. Да, проблемы были, но предприятие функционировало достаточно сносно: были заказы, заводчане (на тот момент около 3 тыс. человек) вовремя получали зарплату, катастрофы не намечалось. А вот после того, как завод возглавил сын Николая Костина - Андрей, над предприятием стали сгущаться тучи.

В декабре 2008 года в отношении «Орлэкса» была введена процедура наблюдения. Общая кредиторская задолженность составляла 624 млн рублей. Задолженность по зарплате - более 20 млн рублей. Как итог - процедура банкротства предприятия. Финансовый крах завода можно, конечно, связать с экономическим кризисом 2008 года, однако отец молодого управленца сумел сохранить завод и в более тяжёлые времена. По мнению бывших сотрудников «Орлэкса», причина здесь кроется в другом.

В чём именно, «Орловская правда» писала ещё в 2010 году. Новая команда менеджеров, по словам работников предприятия, за несколько лет успела наломать столько дров, что… больше, кажется, уже некуда. Создавались новые, якобы соответствующие духу времени, производственные и управленческие структуры. Возглавляли их, разумеется, «свои люди». Главный критерий подбора кадров - принцип личной преданности руководству.

В итоге на множество всякого рода управленцев и начальников приходился один рядовой приборостроитель, который, собственно, и делал прибыль предприятию. И этой прибыли, в том числе из-за непомерных аппетитов «эффективных менеджеров», вскоре стало уже не хватать на развитие производства…

А затем не стало хватать и на своевременную выплату зарплаты заводчанам, что привело к акциям протеста. Свои деньги работники предприятия были вынуждены выбивать либо через суды, либо после вмешательства прокуратуры. Управленцы в ответ лишь разводили руками, рассказывая душещипательные истории про финансово­экономический кризис.

Как бы там ни было, «Орлэкс» медленно, но верно опускался на дно долговой ямы. В 2010 году на предприятии работали уже только 1250 человек, буквально полгода назад их было более 200, сейчас осталось около десяти…

Операция «реанимация»

Усилия по спасению тонущего флагмана орловского приборостроения предпринимались не раз. Последняя серьёзная попытка реанимировать предприятие в декабре 2014 года предусматривала перевести производство на новое предприятие. В качестве инвестора, согласившегося поучаствовать в спасении завода, выступил предприниматель Олег Карпиков. Он учредил ООО «Промтэкс», которое заключило с ЗАО «Орлэкс» соглашение, предусматривающее в течение переходного периода ряд взаимных обязательств.

Новая команда управленцев во главе с Андреем Костиным за несколько лет успела наломать столько дров, что… больше, кажется, уже некуда.

Передача документации, имущества, оборудования, вопросы с арендой помещений, перевод заводчан на новое предприятие и многие другие тонкости стороны обсуждали и решали почти год. И вроде всё шло к тому, что новое предприятие вот-вот запустят. Областная администрация, которая выступает в переговорах третьим лицом, приложила немало усилий, чтобы кредиторы «Орлэкса» пошли на материальные уступки, даже в ущерб себе, однако Олег Карпиков неожиданно для всех вдруг решается разорвать договор аренды с предприятием.

Основные причины, по которым было принято такое решение, руководство «Промтэкса» изложило в своём уведомлении (оно размещено в Интернете). Если не брать в расчёт мелкие упрёки в адрес конкурсного управляющего, то главной проблемой инвестор считает одного из московских кредиторов «Орлэкса», который опротестовал в арбитражном суде начальную цену реализации имущества, техдокументации и арендной платы, показавшуюся ему слишком низкой. При этом суд удовлетворил ходатайство кредитора об обеспечительных мерах в виде запрета продажи имущества, а рассмотрение спора отложил до 1 декабря 2015 года.

Именно эти факты якобы могут поставить под угрозу уже заключённые договоры, а также перспективу на будущее производство. Вернуться к возобновлению проекта Олег Карпиков считает возможным только в случае отклонения судом требований кредитора и корректировки условий договора.

Что делать?

Вообще, как минимум немного странно для инвестора, который уже прилично вложил в будущий проект, взять и так легко разорвать договор. Впрочем, по утверждению Владислава Червякова, израсходовал Олег Карпиков гораздо меньше, чем того требовали обязательства. По его словам, инвестор с декабря прошлого года был обязан ежемесячно нести затраты на производственную деятельность около 3,5 млн рублей, а в итоге с января по апрель 2015 года «Промтэкс» выделил на эти нужды всего 3 млн рублей.

И это при том, что цены на выкуп оборудования и оснастки, а также стоимость арендной платы за помещения для «Промтэкса» были установлены в несколько раз ниже рыночных. Опять же, благодаря долгим и мучительным переговорам, в том числе на уровне губернатора Вадима Потомского.

Но и такие льготные условия всё равно не удовлетворили орловского инвестора. По мнению Червякова, которое он озвучил на специальной пресс-конференции, в планах Олега Карпикова и не значился полноценный перезапуск завода. По его словам, он решал сугубо личные интересы в преддверии выборов в Орловский горсовет. К слову, в сентябре этого года Олег Карпиков получил мандат депутата горсовета по списку от партии «Единая Россия».

Не совсем понимают позицию инвестора и представители областной администрации. И. о. руководителя областного департамента промышленности и связи Геннадий Парахин на аппаратном совещании отметил, что «Промтэксу» переданы в аренду и оборудование, и оснастка, и помещения, но занимать помещения Карпиков запретил по надуманным причинам, отказавшись подписывать акт о приёме и передаче. Парахин также подчеркнул, что подготовка производства велась крайне плохо, неорганизованно, с многочисленными нарушениями требований техники безопасности.

Первый замгубернатора и председателя правительства области Александр Бударин на том же аппаратном совещании также недоумевал:

- Кредиторы везде, где могли, шли навстречу, в том числе в ущерб своим материальным интересам, многократно обвинённый Червяков в его позиции ведёт себя максимально лояльно. Всё, что возможно, было передано на самых льготных условиях так называемому инвестору.

А главное - люди. «Промтэкс», согласно своим обязательствам, должен был в течение трёх месяцев перевести на новое предприятие 90 сотрудников «Орлэкса». В результате были переведены всего около 30 человек. Причём, по утверждению Червякова, с ними заключались срочные трудовые договоры на срок от 30 до 90 дней?! Зарплата - 6 тысяч рублей, вместо прежних 15-30 тысяч рублей. Да и то в ходе последних событий оставшиеся сотрудники вынуждены искать более подходящее место работы…

Так как последние увольнения происходят уже не из «Орлэкса», а из «Промтэкса», Александр Бударин обратился в трудовую инспекцию и региональное управление труда и занятости, потребовав разобраться с законностью принятых руководством «Промтэкса» решений.

Неужели мучительная и долгоиграющая эпопея спасения приборостроительного предприятия закончится ничем?

Автор: Роман Александров
18 Ноября 2015 15:14
Короткая ссылка на новость: regionorel.ru:443/~oAQyN
Новости по теме
Комментарии


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Актуальное видео
14.05.2021 17:16:00
В Орловской области начались проверки школ, детсадов и вузов
Наш паблик

Архив газет