Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области
интернет-издание Орел-регион

Орловского волонтёра вызволили из плена украинских силовиков



7 августа этого года по всем федеральным каналам показали сюжет о том, как шестерых волонтёров, пленённых украинскими военными, обменяли на трёх украинских силовиков.
Среди волонтёров был 28-летний орловчанин Алексей Жарников. В плену у боевиков он пробыл 105 дней.
Мать Алексея — Мария Фёдоровна — со слезами на глазах вспоминает долгие три с лишним месяца, что сын пробыл в артёмовском сизо, в зоне АТО (антитеррористическая операция), куда даже представителям консульства без специального пропуска въезд запрещён.
Всё это время она жила как в тумане. Днём и ночью думала, чем и как может помочь сыну? Ведь первый защитник для ребёнка — его мать.
— От отчаяния даже посещала мысль написать прошение президенту Украины Порошенко, — с дрожью в голосе говорит Мария Фёдоровна. — Алёша ведь приехал на Украину не убивать. Он и оружие-то держал только на присяге в армии, откуда его вскорости комиссовали по состоянию здоровья. Сын просто сопровождал гуманитарные грузы в Донбасс — вот и всё. Он помогал мирным жителям выжить в этой страшной войне.
Алексей Жарников из села Богодухово Свердловского района уехал в Донбасс в сентябре 2014 года. До этого он работал газо­электросварщиком в Москве.
— Я не знала о его намерениях, — рассказывает мать. — Он позвонил уже с Украины и сообщил, что записался в волонтёры, чтобы сопровождать гуманитарные грузы для населения Новороссии.
Мария Фёдоровна одновременно и испугалась за сына, и гордилась им. После страшных событий в Одессе она старалась не смотреть новости с Украины — сердце разрывалось от взрывов, стрельбы по мирным жителям. Всё внутри переворачивалось, когда видела детей с оторванными руками и ногами после бомбёжек…
Для неё Украина была второй родиной. Там находятся могилы многих родственников, и в былые времена Мария Фёдоровна часто ездила в братское государство.
— Там и сейчас живут родные, иногда с ними созваниваюсь, — говорит женщина. — У меня у самой квартировалась семья беженцев с тремя детьми. Мы же всё-таки не чужие…
С сыном связь поддерживалась постоянно. Об увиденных ужасах Алексей не рассказывал, чтобы лишний раз не волновать мать.
В 20-х числах апреля парень сообщил матери, что к 9 мая должен вернуться на Родину. После этого он больше на связь с родными не выходил.
— Даже когда сын не связывался со мной, он практически каждый день выходил на свою страницу в соцсетях, и я знала, что с ним всё в порядке, — говорит Мария Фёдоровна. — Но после нашего последнего разговора Лёша пропал.
Мать предчувствовала беду. Буквально накануне исчезновения сына ей приснился сон.
— У Лёши на страничке в соцсетях есть снимки, где он с друзьями-волонтёрами — все такие молодые, улыбающиеся… Во сне я вижу себя на Украине, на земле ребята с фотографий — убитые. Я кинулась искать среди тел своего мальчика. Захлёбываюсь слезами, мечусь среди мертвецов и твержу: «Господи, за что мне это?! Я даже не могу найти своего Алёшу, чтобы по-человечески похоронить!» — слёзы и теперь катятся по щекам бедной женщины. — Тело сына я так и не нашла.
А 1 мая в Интернете украинские силовики выложили ролик с допросом Алексея: у задержанного были заклеены скотчем глаза, руки перевязаны колючей проволокой.
Всё село Богодухово узнало о случившемся. В тягостном неведении оставалась лишь мать парня — никто не решался сообщить ей о беде. Раскрылось всё 5 мая.
23 апреля гуманитарная колонна организации «Фонд помощи Новороссии» в составе трёх автомобилей и семи членов экипажа, среди которых был и наш земляк, в районе посёлка Широкино (ДНР) попала в ловушку силовиков. И это при том, что все члены гумконвоя имели соответствующие удостоверения, а головная машина была обклеена соответствующей символикой и имела московские госномера. Более того, гуманитарщики не оказывали сопротивления.
В результате один волонтёр был убит, шестеро взяты в плен. Среди пленных был один раненый.
Гуманитарный груз — одноразовые пелёнки, детские игрушки, консервы, медикаменты, одежду, семена для посевов — украинские военные изъяли в качестве трофеев. А водителя Бориса Смирнова и его помощника Алексея Жарникова передали в руки боевиков «Правого сектора».
О том, что в районе Широкино задержали не КамАЗы со сгущёнкой, а русских диверсантов, которые вшестером направлялись захватывать Мариуполь, лично президенту Украины Порошенко отрапортовал глава СБУ (службы безопасности Украины) Валентин Наливайченко. Но вскоре выяснилось, что ни военного образования, ни навыков ведения боя, ни даже оружия у волонтёров не было. Однако силовиков это не остановило.
Газоэлектросварщику из Орловской области Алексею Жарникову за фразу «хотел помочь жителям Донбасса» сломали восемь рёбер и перебили нос. А потом волонтёра, доставлявшего в Донецк гуманитарный груз, бросили в подвал. Больше недели его пытали, морили голодом и выбивали показания.
— Когда я узнала о случившемся, моё состояние невозможно было описать словами, — с дрожью в голосе говорит мать. — Я была как в бреду: кому звонить, куда писать, кого просить о помощи?
Мария Жарникова написала прошение в адрес Администрации Президента РФ. Ответ пришёл из МИД России: «Ваше обращение, поступившее в Администрацию Президента РФ в консульский департамент МИД России 11.06.2015 года, относительно содействия в освобождении А. Жарникова внимательно рассмотрено. Просили бы уточнить гражданство указанного лица, а также где и при каких условиях был задержан…».
Также Мария Фёдоровна обратилась в совет солдатских матерей Орловской области.
— Я благодарна его председателю Валентине Старовойтовой, которая тут же откликнулась, начала звонить по своим каналам, писать прошения в разные инстанции, — говорит Мария Жарникова. — После этого у меня появилась уверенность, что Россия своего сына не бросит!
Бедная женщина обратилась также в Фонд помощи Новороссии, который тоже подключился к вызволению волонтёров.
— Председатель фонда Глеб Корнилов заверил, что этим делом занимаются, — рассказывает мать пленного. — Был нанят адвокат.
Для освобождения ребят были задействованы все административные ресурсы — от ДНР и ЛНР до МИД России по вопросу обмена пленными. Также поданы заявки в ООН и ОБСЕ. Дело стояло только за украинской стороной.
Но украинская сторона сочла членов гумконвоя преступниками. Волонтёры содержались в застенках СБУ. А официальный Киев распространял лживую информацию о том, что гуманитарная колонна перевозила оружие и боеприпасы.
Дни тянулись…
Через два месяца плена на телефон Марии Жарниковой позвонили. В трубке женщина услышала голос сына и едва не задохнулась от радости. Алексей сказал всего несколько слов: жив-здоров, сейчас пока всё нормально.
А 6 августа сын снова позвонил матери и сообщил, что их обменивают на пленных силовиков. 7 августа страну облетела новость о том, что обмен состоялся и ребята чувствуют себя нормально.
— Я от всего сердца благодарю тех, кто помогал моему сыну! Низкий вам поклон за его спасение! — говорит мать парня.
Уже позже она узнала, что с Алексеем творили в плену: держали на цепях, выводили на импровизированный расстрел, подносили к шее работающие пилы и болгарку.
Сейчас Алексей находится пока в Луганске. Звонил домашним, что должен приехать с друзьями-волонтёрами домой. Мать сейчас живёт только одной мыслью: как можно быстрее обнять сына.
Автор: Екатерина Козлова
14 Августа 2015 09:05
Короткая ссылка на новость: regionorel.ru:443/~RHqgu
Комментарии

Александр
Навоевался, боец.
Имя Цитировать Мне нравится0

Серёжа
Вы что-то путаете. Правильно писать не "волонтер", а "террорист".
Имя Цитировать Мне нравится0


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Актуальное видео
17.03.2021 10:34:00
Волонтеры ФКГС
Наш паблик
Архив газет