В Орле по делу о взятке в 5 миллионов состоялось уже десять судебных заседаний

В Железнодорожном районном суде г. Орла продолжается заседание по уголовному делу в отношении бывшего гендиректора ЗАО «АПК «Орловская Нива» Сергея Будагова. Напомним, что он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ - дача взятки в особо крупном размере должностному лицу.

По версии следствия, Сергей Будагов 11 марта 2016 года лично передал руководителю департамента госимущества и земельных отношений Орловской области Андрею Синягову взятку в размере 5 млн рублей. Чиновник должен был обеспечить непринятие сотрудниками администрации г. Орла мер по освобождению земельных участков (срок аренды этих участков истёк), которые занимали павильоны «Родное село», принадлежащие «Орловской Ниве». А кроме того, Будагов обещал руководителю областного департамента такую же сумму ежегодно и в дальнейшем - за покровительство, за содействие в бизнесе. Между тем, Синягов в тот момент был участником оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ), которое проводили сотрудники УФСБ...

Сторона защиты обвиняемого настаивает, что Будагов и не собирался давать взятку чиновнику. Хотел, дескать, дать Синягову взаймы 5 млн рублей. И то передумал в самый последний момент. А чиновник якобы сам достал пакеты с деньгами из кармана главы «Орловской Нивы».

Чей эксперт авторитетнее

В ходе ОРМ скрытыми спецсредствами были сделаны аудиовидеозаписи трёх мартовских бесед Сергея Будагова и Андрея Синягова. Эти материалы подверглись судебно-лингвистической экспертизе орловских специалистов, которые сделали выводы о том, что Будагов и Синягов действительно говорили о судьбе павильонов «Родное село», о деньгах, о необходимости вместе «начать работать и каждый год работать». 

Сторона защиты направила затем эти материалы на исследование московскому специалисту, назовём её Еленой Игоревной. Впрочем, она не всесторонне исследовала записи, а лишь отвечала на поставленные адвокатами вопросы. В конце декабря она не поленилась и даже приехала в Орёл, где отвечала на вопросы на очередном заседании суда по данному делу.

Немало времени заняло лишь перечисление титулов, научных званий и регалий Елены Игоревны. Авторитетнейший специалист-эксперт, светило! Так вот, она усомнилась в качестве экспертиз, проведённых орловскими специалистами. Дескать, не исключена возможность, что имело место редактирование (или монтаж) записей. И ещё она засомневалась в квалификации орловских экспертов, поскольку для проведения такого рода работы спецам требуется дополнительное специальное образование. Отсюда и недостаточно оснований для тех выводов, которые орловские эксперты сделали.

В самом деле, какие тут можно было делать выводы? Вот если бы на записи было чётко слышно следующее, например: «Я, Будагов Сергей Артистеевич, даю вам, Синягов Андрей Абрамович, взятку в размере 5 миллионов рублей за ваше содействие: вы должны обеспечить непринятие сотрудниками администрации города Орла мер по освобождению земельных участков, которые занимают павильоны «Родное село». А кроме того, гарантирую вам такую же сумму ежегодно и в дальнейшем - за покровительство, за содействие мне в бизнесе».

Вот если, дескать, была бы произнесена такая фраза, тогда и обвинение можно было предъявить. А так... Неясно, для чего предназначались деньги, о которых Синягов и Будагов говорили тет-а-тет. Слово «взятка» даже не произносилось ни разу! Впрочем, и слово «заём» тоже как-то не упоминалось.

Суд заслушал и орловских специалистов, которые проводили фоноскопическую и лингвистическую экспертизы записей, сделанных в ходе ОРМ. Орловцы настаивали, что выполнили свою работу в полном соответствии с методическими требованиями, сослались на эти документы, а также на свои дипломы об образовании и служебные удостоверения.

Вопиющие промахи

Два заседания, состоявшиеся в январе, каких-то неожиданных откровений делу не добавили. Стороны продолжают настаивать на своём. Уточняются некоторые детали. 

Суд продолжает выяснять, какие правовые, властные и иные полномочия имеет руководитель департамента госимущества и земельных отношений (ДИЗО), чтобы в принципе препятствовать или, наоборот, содействовать в развитии бизнеса главе крупной агрофирмы.

Блистает знанием УПК и прочих законодательных и нормативных актов один из адвокатов обвиняемого. Доказывает суду, что множество оплошностей в своей работе сделали не только лингвисты-эксперты, но и следователи. Скажем, один из следователей в протоколе осмотра места происшествия указал не фамилию, имя и отчество (как предписывает УПК) своего коллеги, а лишь фамилию и инициалы. Согласитесь, столь вопиющий промах может привести к развалу всего дела!

Шутки шутками, но дело идёт своим чередом, в том числе и таким вот образом.

Чиновник с ненужной должностью

Ещё смотрели видеозапись очной ставки свидетеля Синягова и обвиняемого Будагова, проведённой в ходе следствия. Смотрели в присутствии обоих. Затем снова допрашивали руководителя ДИЗО.

Помимо всего прочего, у Синягова поинтересовались, а чем собственно он мог быть полезен главе агрофирмы? За что, дескать, давать ему взятку в принципе?

Руководитель ДИЗО отвечал подробно. Рассказывал, каким образом, используя свой авторитет и служебное положение, он теоретически мог повлиять на судьбу аренды земельных участков, занимаемых павильонами «Родное село». Между прочим, один из таких участков находится в областной собственности, а не муниципальной. Говорил Синягов вообще об аукционах по аренде земельных участков, которые ДИЗО проводит. О трёх крупных агрофирмах, которые сейчас передаются в собственность области и дальнейшая их судьба может (теоретически) повторить судьбу приватизированной некогда «Орловской Нивы»...

Словом, Синягов убеждён и доказывает это в суде, что руководитель ДИЗО вполне мог быть «полезен» крупному агробизнесмену и в дальнейшем, и не только в вопросе с павильонами. Но не захотел быть полезным, а в полном соответствии со служебным долгом, как только услышал о предложении Будагова насчёт взятки, тут же сообщил об этом куда следует и вскоре стал участником ОРМ.

Логика тут ни при чём

Обвиняемый продолжает настаивать на своей версии: хотел дать 5 млн рублей чиновнику взаймы, по его просьбе. Но передумал в последний момент. Синягов, дескать, сам вытащил эти деньги из кармана Будагова.

Почему вообще согласился было дать заём? Каких-либо новых логичных объяснений этому своему решению экс-глава «Орловской Нивы» пока не привёл, а в предыдущих публикациях «Орловской правды» о мотивах такого решения Будагова рассказывалось подробно. Я, например, пока не усмотрел какой-либо логики в действиях агробизнесмена, «решившего дать заём» чиновнику.

По-прежнему защита настаивает на том, что руководитель ДИЗО в силу своего «должностного функционала» никоим образом не мог и не может оказать какое-либо содействие в какой-либо деятельности главе агрофирмы. Ни помочь не может, ни помешать. Доказывает настойчиво, с документами в руках. Будагов так же старательно стремится убедить суд, что Синягов вообще специалист никакой - ни в сельском хозяйстве ничего не понимает, ни в законах, ни даже в вопросах управления госимуществом и в земельных отношениях. И как человек, и как руководитель за непродолжительный период их знакомства чиновник произвёл на агробизнесмена весьма неблагоприятное впечатление. 

Но Будагов решил помочь именно этому самому человеку, откликнувшись якобы на его просьбу о займе в 5 млн рублей. Да с какой стати? «Мне помогали по жизни, и я помогал. И своим помогал, и не своим».

Пошли другим путём...

Почему же на этот раз Будагов согласился дать заём без какого-либо документального оформления займа? Ведь его же, из «Орловской Нивы», коллеги, в том числе прекрасные юристы, настоятельно советовали ему обязательно подкрепить акт благодеяния документом! Но он не послушал своих проверенных соратников, знатоков своего дела. Почему? Да потому что так хотел Синягов - чтобы без документов и без свидетелей.

И согласился Будагов! Логично? На мой взгляд, сторона защиты вообще не слишком заботится о логике, объясняя действия подзащитного. Но решать суду, а не мне. У суда и на этот счёт может быть иное впечатление. К тому же оценивается не логичность действий, а законность. И не со всеми материалами дела знакомят журналистов - в отличие, разумеется, от судьи.

Вот я бы, к примеру, понял защиту, кабы она, наоборот, живописала, какое умилительно-благоприятное впечатление произвёл Синягов на Будагова за время их знакомства. И будто бы так втёрся в доверие руководитель ДИЗО, так расположил к себе столь умудрённого житейским и предпринимательским опытом главу агрофирмы, что просто сил нет! Разоружил! И умный, и приятный в общении, и скромный. И множество общих тем для разговоров у них нашлось - севооборот, проблемы футбольной сборной России, женщины, выборы президента США, французская философия после Ларошфуко, слегка охлаждённое шампанское, двигатели внутреннего сгорания в целом. И это не говоря уж о ловле на мормышку или на живца. Как такому симпатяге взаймы не дать? Но нет, они пошли другим путём...

Фигуры речи

Так поразившие многих участников процесса «особенности речи» Сергея Будагова продолжают раскрываться всё новыми красками. Именует он себя не иначе, как «потерпевший». Сокрушается, что «если бы знал, что наш разговор записывается!»... И Синягову дал титул, который войдёт в анналы: «Комета из созвездия Зла».

С удовольствием обсудил бы эти и многие другие особенности речи «потерпевшего» за чашкой чая с Еленой Игоревной и адвокатами. Но, как сказал Будагов Синягову во время одной из встреч тет-а-тет, «давайте будем работать! И каждый год будем работать!»

Следующее судебное заседание по этому делу назначено на 18 января. «Орловская правда» продолжает следить за ходом этого громкого дела.

Автор: Александр Бочков
12 Января 2017 15:22

Комментарии

Мне нравится0
дима
Вот что делают деньги. Даже посадить не могут.
Имя Цитировать Мне нравится0


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений