Информационно-аналитическое интернет-издание Орловской области
интернет-издание Орел-регион

Яблоневый сад академика Седова

Его работы знает и ценит весь мир. В 1999 году ему было присвоено звание «Международный человек тысячелетия», он был включён в число 2000 выдающихся интеллектуалов XX века.

Выдающийся интеллектуал

Говорят, время научных гениев безвозвратно ушло. Мичурины, Тимирязевы, Вавиловы - всё они в прошлом, сегодня таких громких имён в рядах учёных-практиков нет.

Не согласен. Рядом с нами, в Орле, живёт человек, заслуги которого в создании новых возможностей в такой, казалось бы, достаточно консервативной отрасли, как садоводство, позволяют поставить его в один ряд с выдающимися естествоиспытателями нашего Отечества. Евгений Николаевич Седов, академик РАН, учёный-селекционер, автор без малого 40 книг и почти 1000 статей по вопросам плодовых растений в различных журналах, коллективных сборниках и специальных изданиях. На протяжении 62 лет он бессменно несёт свою исследовательскую и научно-практическую вахту на ниве российского садоводства.

Великий учёный-натуралист Иван Владимирович Мичурин за свою жизнь создал не менее 45 новых сортов яблок и 20 сортов груш. И прославился как смелый новатор, внёсший неоценимый вклад в развитие генетики плодовых и ягодных культур. Его опыты по искусственной полиплодии с применением методов отдалённой гибридизации растений стали подлинной революцией в садоводческом деле.

Евгений Николаевич Седов на сегодня является автором (либо соавтором) 60 сортов яблок и груш, на которые получены патенты, и ещё 80 сортов находятся на государственном сортоиспытании. Все селекционные разработки осуществлены здесь, в садах и на опытных участках Орловской плодово-ягодной станции, нынешнем ВНИИСПК. Последние несколько лет под руководством либо при непосредственном участии академика Седова ведутся интенсивные исследования по селекции сортов яблок, невосприимчивых к грибковому заболеванию - парше. Создано уже 30 таких сортов, 19 из них допущено к использованию в промышленных садах в Центральном регионе России.

В Орле впервые в мире на строго научной основе, то есть целенаправленно, выведена целая серия триплоидных сортов плодовых культур, что знаменует собой, по сути, новое направление в развитии мирового садоводства.

Наряду с этим ведутся работы по созданию колонновидных сортов для суперинтенсивного садоводства, которое уже в ближайшие годы придёт на смену существующему традиционному способу ведения садового дела.

«Вы - супер, господин Седов!»

Для абсолютного большинства людей, далёких от садоводства, такие понятия, как «триплоидный сорт», «колонновидный сорт», не имеют никакого значения. А вот для научной среды, для учёных…

Над выведением триплоидных сортов десятилетиями бились в институтах и селекционных центрах по всему миру. И только у нас, на орловской земле, усилиями академика Седова такие сорта появились и стали доступными для промышленного и любительского садоводства.

Собственно, триплоидные варианты плодовых растений в природе известны давно. Но они получались в естественных условиях, без вмешательства человека. Необходимо было «всего-навсего» смоделировать процесс скрещивания или опыления и получить не дикие, а садовые плоды, удобоваримые на вкус и способные к размножению. Любой мало-мальски грамотный селекционер скажет, что задачка эта не просто сложная, она под силу действительно только великим учёным.

В схематичном виде процесс выглядит так: от одного родителя (яблони) берётся два набора хромосом, от другого - один. Получаем тетраплоид. Далее путём сложной и многократной селекции получается триплоид (буквально от числа «три»). Разница от распространённого сегодня по всему растительному миру диплоида (от числа «два») всего лишь в одной дополнительной паре хромосом. Но это, по сути, всё равно что прорыв в молекулярный растительный космос, поскольку никогда прежде такой комбинации хромосом у плодового дерева, растущего в саду, не было.

Учёные-селекционеры из Швеции, Финляндии, Италии, Франции, наведывающиеся в Орёл для знакомства с методикой академика Седова, признают: да, скрещивание тетраплоидов с диплоидами - дело известное, они же первыми открыли это направление. Однако вывести культурные и плодоносные триплоидные сор­та так и не смогли. У Седова таких сортов уже 15! «Вы - супер, господин Седов!», - восклицают они, оценивая работу российского учёного.

«Нам хотелось открытий»

В Орёл Евгений Седов приехал в 1955 году с готовой диссертацией, однолетними и двухлетними сеянцами и семенами яблони. Позади были годы учёбы на плодоовощном факультете Воронежского СХИ и аспирантура при НИИ садоводства им. И.В. Мичурина.

- Собственно, нас было трое энтузиастов, выбравших маленькую плодово-ягодную станцию в Орле, - вспоминает Евгений Николаевич. - Аделина Колесникова, Александр Морозов, будущие руководители «плодовки», и я. И выбрали по одной лишь причине: станция действительно была небольшой по сравнению с другими, имевшимися в то время в стране. Рассуждали так: здесь огромное поле для развития, творчества и научных исследований. Были молодыми, амбициозными, нам хотелось открытий.

«Научной глыбой 21-го века» назвал Евгения Николаевича Седова, почётного гражданина Орловской области, ещё один наш выдающийся учёный, академик РАН Николай Васильевич Парахин.

Станция в те годы располагалась на небольшом участке земли в районе Ботаники. Изначально, точнее сказать, в середине XIX века, она закладывалась как древесный питомник по помологии, то есть изучению плодовых растений, и находилась в четырёх километрах от города.

- Места для садоводства и серьёзной селекционной работы здесь не хватало, - рассказывает Евгений Седов. - С одной стороны - речка, дом отдыха, с другой - железная дорога, молочный комбинат. Вся полезная площадь не более 60 гектаров, расширяться садам было некуда.

То расположение, границы и земельные ресурсы, которые имеет знакомая всем орловцам плодово-ягодная станция на северо-западной окраине города, во многом заслуга замечательного человека, учёного и преподавателя Аделины Колесниковой, которая возглавила станцию в 1955 году. Именно она сумела убедить учёных и высоких чиновников в Москве придать орловскому садоводческому учреждению более высокий статус и закрепить за ним дополнительные участки земли. Аделина Фроловна здравствует и ныне, её помнят и уважают коллеги и учёные­садоводы.

Семена и сеянцы яблонь, с которыми приехал на Орловщину начинающий учёный Евгений Седов, послужили исходным материалом для будущих селекционных исследований. И хотя тема его кандидатской диссертации касалась испытания яблоневых опылителей, это не помешало вскоре перейти на более сложные темы, связанные с выведением новых сортов плодовых растений.

Таких - единицы

Несмотря на почтенный возраст, Евгений Николаевич полон сил и новых идей. Пишет книги, выступает с докладами на конференциях и научных симпозиумах, в том числе за рубежом. Его приглашали в Германию, Францию, даже в далёкую Австралию летал на самолёте с тремя промежуточными посадками.

В институте у академика тоже полно работы. Как и в прежние годы, он много часов проводит в саду, на открытом воздухе: помогает в закладке новых яблоневых участков для исследований и практического применения интенсивных технологий в садоводстве. Учёный уверен: будущие сады - это низкорослые и скороспелые сорта яблонь и груш с густотой насаждений до нескольких тысяч деревьев на одном гектаре. Это сорта, готовые к плодоношению уже на второй-третий год, не требующие лестниц и подъёмников для сбора плодов, имеющие иммунитет к грибковым заболеваниям.

- В последние годы, - рассказывает Евгений Николаевич, - нами выведено 20 сортов яблок с иммунитетом к парше. А что такое парша? В первую очередь это нетоварное яблоко, а в нашей средней полосе это ещё до 30% потери урожая.

Такие сады с иммунными сортами уже есть. К сожалению, не у нас, а в соседней Белоруссии, где разработками академика Седова не просто гордятся - их активно внедряют.

- Селекция сама по себе - процесс непростой и не скорый, - размышляет учёный. - Чтобы получить любой новый сорт, надо вырастить 18-20 тысяч сеянцев. И не просто вырастить, но и отобрать наиболее перспективные экземпляры, скрещивая, анализируя, постоянно наблюдая за ними, с тем чтобы довести их до плодоношения. Минимальный срок работы по каждому сорту 16-18 лет, бывает, что требуется 20-30 лет для того, чтобы получить результат. Даже у Мичурина в своё время были помощники. А сейчас, чтобы вывести новый сорт, работают целые коллективы. Например, рядом со мной много лет трудятся доктора и кандидаты наук Нина Глебовна Красова, Галина Алексеевна Седышева, Зоя Михайловна Серова, Татьяна Владимировна Янчук и многие другие.

Оглядываясь на пройденный путь, Евгений Николаевич с грустью говорит о том, что в 1990-е и начале 2000-х годов страна многое потеряла в вопросах садоводства. Была в своё время специальная государственная программа по развитию садов, существовала общесоюзная структура - объединение «Плодопром» с отделениями на местах. В нашей области плодовыми и ягодными культурами занимались 13 специализированных хозяйств, а площадь садов превышала 13 тысяч га. На продажу в другие регионы страны отгружалось до 30 тыс. тонн орловских яблок. Сегодня и половины от того не осталось, а сочные плоды по большей части доставляются к нам из-за рубежа.

Но нет худа без добра. Из-за санкций наблюдается некоторое возрождение интереса к садоводству, и в первую очередь со стороны властей. Даст бог, восполним потерянное.

А ещё вспоминается почтенному человеку и замечательному учёному далёкое детство в небольшом городке Павловске Воронежской области, немецкие бомбёжки на станции Лиски, где работал отец, пикирующие вражеские самолёты, взрывы бомб, горящие вагоны с боеприпасами и нефтью. И они, 10-11-летние мальчишки, которых неизменно тянуло поближе к опасному месту…

Потом была школа, голодные послевоенные годы. И жажда учёбы. В институт поехал в холщовой рубахе, которую бабушка скроила из мешковины…

Орловщина стала для Евгения Николаевича второй родиной. Он никогда не жалел, что приехал сюда. Здесь в полную силу раскрылся его талант. Здесь его труды получили заслуженное признание и оценку, а имя его навсегда останется в истории садоводства и в замечательных по вкусу, по цвету сортах яблок и груш: «ветеран», «зарянка», «имрус», «память воину», «орлик», «синап орловский», «память Паршина» и многих других.

«Научной глыбой 21-го века» назвал Евгения Николаевича Седова, почётного гражданина Орловской области, ещё один наш выдающийся учёный, академик РАН Николай Васильевич Парахин, к сожалению, безвременно ушедший от нас. И это абсолютная правда: учёных такого масштаба, как Евгений Седов, и в нашей стране, и за её пределами - по пальцам можно пересчитать.

Автор: Михаил Коньшин
18 Июля 2017 20:58
Короткая ссылка на новость: regionorel.ru:443/~oHns5
Комментарии


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Актуальное видео
06.09.2021 11:09:00
10
Наш паблик
Архив газет