Заговорённый: Во время войны в Афганистане пилот вертолёта Ми-24 Фанус Биктимиров совершил 2500 боевых вылетов

Пулемётной очередью душманы повредили сотовые заполнители на лопастях вертолёта. Пошёл дисбаланс. Машину затрясло так, что мама не горюй! Я подумал: «Сейчас развалится. Наверное, это всё» - Биктимиров не раз находился на волоске от смерти.

Капитан в отставке Фанус БиктимировПенопластовый самолётик

Капитан в отставке Фанус Биктимиров, уроженец Краснокамска Пермской области, а ныне - житель Орла, с детства мечтал о военной авиации и полётах.

- Ещё пацаном я вырезал из пенопласта самолётики и устраивал с друзьями воздушные бои, - рассказывает он. - В те далёкие советские времена были популярны кружки авиамоделизма, мне тоже нравилось в таком заниматься.

Определившись с выбором будущей профессии, Фанус Рашидович поступил в Кременчугское гражданское лётное училище и успешно окончил его, получив специальность командира экипажа вертолёта Ми-2. Однако гражданский воздушный флот не привлекал молодого пилота - хотелось стать именно военным лётчиком. Такие понадобились стране в 1979 году, с началом войны в Афганистане.

По воспоминаниям Биктимирова, в 1982 году практически весь выпуск командиров экипажей Ми-2 был передан в погранвойска КГБ СССР, и многие выпускники гражданского училища, предварительно пройдя проверку и переподготовку, стали военными лётчиками.

- С августа 1982 года я стал служить в 23-м отдельном полку КГБ СССР, - вспоминает он. - В центре переподготовки города Тбилиси в течение месяца прошёл переподготовку на лётчика-штурмана (или второго пилота) вертолёта Ми-24. Этот вертолёт позволял взять на борт любой боекомплект: бомбы, 23-мм пушки, ракеты…


На волоске от трагедии

Первый боевой вылет Биктимирова заключался в сопровождении транспортного вертолёта Ми-8 из Термеза в Ташкурган. Полёт, длившийся 50 минут, прошёл спокойно. Во время одной из последующих операций по сопровождению «восьмёрок» произошла опасная ситуация, в условиях которой экипаж «горбыля», как ещё называли Ми-24, во главе с Сергеем Шубичем оказался под угрозой смерти.

- Проход был очень узким, Ми-8 едва проходил, - вспоминает Биктимиров. - На уровне прохода на высоте был установлен крупнокалиберный пулемёт ДШК, который начал работать по нашим «вертушкам». Наша задача была их прикрыть. Мы обстреляли ДШК противника, он замолчал. Но как только «восьмёрки» подошли ближе, пулемёт вновь начал давать очереди. У нас в комплекте оставалось очень мало патронов, которые вскоре закончились. Тогда мы стали просто «заходить» на точку противника, делая вид, что собираемся стрелять. Мы делаем заход - ДШК замолкает, «восьмёрка» проскакивает. И так несколько раз, пока душманы не догадались, что вертолёт у нас «пустой».

«Духи» открыли огонь по Ми-24 и повредили пулемётной очередью сотовые заполнители на лопастях вертолёта. Пошёл дисбаланс. Машину затрясло так, что мама не горюй! Биктимиров про себя подумал: «Сейчас развалится. Наверное, это всё». Но лопасти были очень качественные, машину удалось увести и посадить. Вернувшись на базу, члены экипажа оставили подбитый вертолёт, выпили по 50 грамм спирта, взяли другую машину и продолжили работать.


«Я не герой, друзья - герои»

У Биктимирова, который впоследствии стал командиром экипажа Ми-24, была конкретная боевая задача: не допустить прохода на территорию Советского Союза бандгрупп из Афганистана. Часто «духи» небольшими группками пытались незаконно пересечь границу через р. Пяндж, близ которой находятся и наши, и афганские острова.

- На одном из островов какие-то вооружённые люди, - однажды передал по рации пограничник. - Пересекают на курдюках Пяндж, что-то тащат в ящиках на нашу сторону.

В такие моменты Биктимиров поднимал машину в воздух, подходил к бандитам поближе, брал цель в «крест» и давал несколько залпов из пушки… Участок границы вновь был на замке.

По роду службы Фанусу Рашидовичу приходилось прикрывать пехоту, которая обеспечивала неприкосновенность наших границ на афганской территории.

- У меня был один друг из пехоты Владимир Трапезников, который всегда называл меня просто Федька, - делится Биктимиров. - Он был командиром группы, которую однажды высадили с «вертушек» в рисовое поле. А мы с ребятами на Ми-24 кружились в стороне от кишлаков.

- Федька, из пулемёта бьют, не могу головы поднять, - услышал по рации Биктимиров и взял курс на поле.

- Володя, вас вижу. Куда стрелять? Дай целеуказание!

- Видишь корову? Она привязана на поле. В ту сторону бей!

- Она крутится каждую секунду на 360 градусов, вас могу зацепить. Делаю второй заход, дай целеуказание!

- Видишь, человек по полю бежит? Это я! Вот куда бегу, туда и стреляй.

Этим поступком своего друга Фанус Биктимиров восхищается по сей день. Вообще, об однополчанах Фанус Рашидович говорит с особой теплотой в голосе.

Среди его друзей был борттехник Пётр Красовский, погибший при крушении вертолёта.

Однажды вечером перед отлётом Фанус и Пётр разговорились.

- Собьют меня, чувствую, - сказал Красовский.

- Брось ты, Петь! Высота маленькая, парашют не успеет открыться, что ты будешь делать? - спросил Биктимиров.

- Я выжду, когда до земли останется метров пять, и выпрыгну из вертолёта, хотя, наверное, и это - смерть.

Пётр как предчувствовал трагедию. Вскоре после этого разговора вертолёт, в котором находился Пётр Красовский, потерпел крушение.

- Как парень сказал - так и сделал, - вспоминает Биктимиров. - Пехота потом подробно описала мне, как он выпрыгнул: в одной руке автомат, в другой подсумок. Поднялся, пробежал метров десять, упал, немного прополз и умер. А бежал в сторону своего взорвавшегося вертолёта - вытаскивать ребят…

Награды

Фанус Рашидович Биктимиров награждён орденом Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооружённых силах СССР» 3-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы».

Автор: Александр Мазалов
15 Февраля 2017 09:15

Комментарии



Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений